"Инфо к посту
  • Смотрели: 4357
  • Дата: 25-06-2013, 19:42
25-06-2013, 19:42

Девственница в тридцать пять (РАССКАЗ)

Рубрика: Эротические романы и порно рассказы

Виолетта Арнольдовна была девственницей. Что сказать, повезло человеку, не только редкое имя отчество, но и физиологическое состояние обещает заманчивые открытия на жизненном пути. Однако, уважаемый читатель, это были не все особенности Виолетты Арнольдовны. Следующим по списку был возраст нашей героини, исполнилось ей на момент повествования не много ни мало тридцать пять лет. Вот такой редкостный экземпляр попал под прицел рассказчика.

Назвать эту женщину, а в прочем женщину ли, давайте все же не обижать нашу героиню, и остановимся на определении девушка. Так вот, назвать девушку Виолетту несчастной, можно с большой натяжкой, если вообще возможно. Эффектность, под этим лозунгом девушка Виолетта прожила всю свою сознательную жизнь. Она была эффектна! Это качество проявлялось во всем её существовании, в работе, внешнем виде, в общении с окружающими её людьми. Даже бедный песик Денди, чуть ли не насильно «подаренный» ей родителями, вынужден был сносить регулярные походы по стилистам, не следовало семенить рядом с такой эффектной дамой какому-то заросшему пуделю.

Пожалуй, стоит отдельно остановиться на внешности нашей героини. Девушка Виолетта не была писаной красавицей. Ладно, ладно, имеющаяся грудь полноценного третьего размера, конечно, идет в зачет. Эх, ну хорошо и ноги, вспоминая анекдотичную сноску, так же были от ушей. Шея, ну что шея? Да, шея тонкая длинная красивая, тоже мне редкость. Вы еще про глаза вспомните, какое сравнение приводить, как у коровы? Похоже? Ну что ж, глаза значит, как у коровы. Всё? Ах попа! Так и быть, была еще попа, да что там попа! Сдаюсь, это была потрясающая задница! Правда, правда, зад был отменным, в меру оттопыренным, приятно округлый с весьма притягательными формами, одним слово полный отпад!

Уважаемый читатель может обоснованно задать вопрос, а собственно, почему обладательница таких выдающихся частей тела была не красавицей? Справедливый вопрос. Дело в том, что все вместе, грудь, задница, ноги, шея и другие достоинства девушки Виолетты, как бы это сказать, не гармонировали друг с другом. Не складно все это выглядело вместе. По отдельности, просто блеск, соединили, полный бардак.

Тем не менее, не смотря на такой диссонанс, девушка Виолетта содержала свой внешний вид на самом высоком уровне. Прическа, макияж, одежда, обувь, аксессуары, все было продуманно до мелочей, все выдавало в девушке Виолетте умную, образованную, несомненно циничную и властную женщину. Собственно внешний вид не обманывал никого кто имел случай, или обязанность общения с девушкой Виолеттой, она была БОСОМ. Настаиваю, именно с большой буквы.

Виолетта Арнольдовна сделала себя сама. К двадцати пяти годам она заработала свой первый миллион, а дальше все покатилось словно снежный ком, деньги шли к деньгам. Врожденные цепкость, острый ум, жадность и алчность сами делали состояние своей хозяйке. На день написания рассказа, Виолетта Арнольдовна была широко известна в бизнес кругах под именем тетушка Фюрер. Полагаю, уважаемый читатель, такого не замысловатого и короткого описания успехов девушки Виолетты на ниве предпринимательства будет достаточно, дельцом она была жестоким, не пропускавшим не одной возможности прибавить нолики к своим богатствам.

Разумеется, никто, ни партнеры, ни сотрудники, в конце концов, те же родители не знали, что Виолетта Арнольдовна, девушка, так сказать не распечатанная. В самом деле, кому могло прийти в голову, что заносчивая бизнес-вумен невинна! Все до единого, кто хоть раз общался с Виолеттой Арнольдовной, были убеждены, уж она точно устраивает какие-нибудь оргии с применением садо-мазо, бедные мальчики, как она их, небось, мучает во время таких игрищ. Примерно так выглядело всеобщее заблуждение.

На самом деле девушка Виолетта не переносила боли, не только к себе, причинять физическую боль другим было противно не меньше. Вы спросите, что это как-то не вяжется с её железным характером? Ответ есть, он прост. Работа есть работа, только обладая не сгибаемым характером можно было добиться успеха. А Виолетта Арнольдовна считала себя успешным человеком. Да, оставался вопрос с сексом. Она не однократно размышляла на эту тему, нужен ли он ей, что она получит от секса, изменит ли он её? Обладая, мягко говоря, не малыми финансовыми возможностями, Виолетта Арнольдовна пару раз, находясь на уединенных островах, заказывала себе смуглокожых красавцев. Однако ничего не испытав даже от простых прикосновений пальцев к своей идеальной коже, выставляла их за дверь. Неоднократный просмотр порно фильмов не будил в ней вожделения, в итоге она рецензировала подобные шедевры, как грязное низкопробное действие, не достойное образованных и достигших высот людей.

Не было у Виолетты Арнольдовны и подруг, они ей были не нужны. Все окружающие, кроме, пожалуй, родителей, были потенциальными шпионами и паразитами, желающими только одного, присосаться к её денежному мешку.

Вот такая она была, девушка Виолетта. Деньги, стремление их накопления, безумная бизнес гонка, полная интриг и опасностей, все это заменило обычное общение с человечеством, семейные ценности и друзей. Девушка Виолетта давно решила, что лучший оргазм, это новый миллион в её состоянии. По самым скромным подсчетам, таких оргазмов за свою жизнь она испытала уже около сотни.

Итак, закончив краткое описание нашей героини, я, уважаемый читатель, перехожу к важным главам нашего рассказа. В тот вечер Виолетта Арнольдовна прибывала в самом наилучшем расположении духа, она испытала почти три оргазма. Сделка была закрыта, бумаги подписаны, льстивые и не искрение поздравления по поводу очередной удачной сделки были ею выслушаны. Ах да, под оргазмами воспринимались очередные миллионы, сегодня их капнуло два с половиной.

Так вот, в прекрасном настроении она и заявилась домой. Джакузи, бокал Бордо, это все что ей было сейчас нужно. Включив заветную ванну с пузырьками, через мгновение Виолетта Арнольдовна жутко опечалилась. Как все-таки не справедлива жизнь. Такая умница, талантливый предприниматель, желающая не так много от жизни, вынуждена смотреть на то, как из под джакузи льется вода! Ну, всё, эти эмбицилы из службы сервиса заплатят ей за испорченный вечер! Гарантия значит, да она их в порошок сотрет, низкосортные бродяги! Да за такие деньги, которые они получают, вся эта поганая служба сервиса должна ей ноги целовать!

Немного успокоившись, она набрала номер консьержа:

— Виктор.

— Да Виолетта Арнольдовна, — голос, как всегда спокоен и услужлив.

— У меня проблемы с джакузи.

В трубке послышались нотки негодования:

— Это возмутительно, ведь буквально две недели назад прошли ремонтные работы. Я немедленно этим займусь Виолетта Арнольдовна.

Наша героиня уже было отключилась, но поторопилась не сбрасывать звонок:

— Виктор, мне нужен номер сервиса.

— Виолетта Арнольдовна, я не в праве Вам советовать, тем не менее, я прошу Вас доверить мне общение с этими горе сантехниками.

А вот это уже был своеволие:

— Виктор, вы мне импонируете, и я уверена, что вы и впредь будете заинтересованы в моем мнении о вашей исполнительности.

Она кожей почувствовала, как консьержа пробило холодным потом. Абсолютно верно, каждый должен знать свое место.

— Виноват, — в трубке заклацала мышка, номер ищет, — вот, пожалуйста. Я скинул номер в память вашего домового. Могу быть Вам еще чем-то полезен?

Виолетта Арнольдовна проверила входящую информацию на домашнем компе, все поступило:

— Нет.

Набрав номер сервиса, Виолетта Арнольдовна слышала гудки непростительных две минуты! Они что там, совсем страх потеряли, определитель номера ясно показывал, ОТКУДА идет звонок! Наконец трубка ожила:

— Здравствуйте, служба сервиса, Ирина, чем могу почем.

— Оставьте свой дежурный тон, и потрудитесь объясниться, на каком основании я обязана ждать так долго ответа?

Да, Виолетта Арнольдовна, умела управлять людьми через свой голос. Ответ не замедлил себя ждать:

— Прошу прощения Госпожа... ова, начало одиннадцатого вечера, мы не могли предположить, что в такое время...

— Не утруждайте себя объяснениями, — она перебила оператора, — отсутствие компетенции будете объяснять своему руководству. Итак, ваша доблестная служба сервиса заставила меня ЛИЧНО набрать ваш номер.

— Чем я могу помочь?

— Моя джакузи сломана. А я рассчитывала на неё.

Зашуршали бумаги:

— Я извиняюсь, но, к сожалению, в такое время...

Госпожа... ова отняла трубку от своего уха, она терпеть не могла всякого рода лепетаний:

— Значит так, я хочу видеть сегодня свою джакузи целой, в рабочем состоянии. Что произойдет, если вы еще раз вздумаете напомнить мне про время, объяснять не буду, сами догадаетесь.

Немыслимо, уму непостижимо! Сколько же бездарностей вокруг! Виолетта Арнольдовна опомнилась, что так и остается до сих пор в той одежде, в которой она пришла домой. Переодевшись в халат из китайского шелка, она успокоилась, что хоть вино её в этот вечер не подведёт. Бар приветливо открыл свои внутренности, сверкая гранями бутылок и графинов. Уже взяв в руки бутылку с вином, Виолетта Арнольдовна передумала, вина не хотелось, организм требовал более жесткого напитка. Окинув батарею бутылок, наша героиня неожиданно для себя самой остановила свой выбор на роме. Чистый крепкий ямайский ром, не круто ли? Нет, она хотела выпить, не насладиться букетом вина, а именно выпить, и даже не одну порцию. Ей вдруг захотелось встретить гребанных сантехников в состоянии опьянения. Уж она забудет переговорный тон, она им устроит выволочку на том языке, который они только и понимают.

К моменту звонка от консьержа, Виолетта Арнольдовна, упс, в таком состоянии она, пожалуй, уже не была просто Виолеттой Арнольдовной, бутылку она успела ополовинить, так что, наверное, изрядно выпившая СТЕРВА Виолетта Арнольдовна была полна решимости оторваться на полную катушку. Давненько кстати она в таком состоянии не была, ох как давненько. И ей это нравилось!

— Да.

— Виолетта Арнольдовна, подъехала служба сервиса.

— Пусть поднимаются.

Консьерж замешкался:

— Дело в том, что есть некоторые нюансы.

— Виктор, мы кажется, сегодня пришли к единому мнению, что вы оградите меня от своих указаний.

— Виолетта Арнольдовна, я ни в коем случае не стремлюсь к Вашему не удовольствию. Но не в этом случае. Мне кажется, что сантехник пьян.

Еще утром после такой новости Виолетта Арнольдовна приложила бы немало сил, если уж не разорить эту службу сервиса, то однозначно ославить на весь город, то сейчас СТЕРВА Виолетта Арнольдовна только злорадно улыбнулась:

— Пропусти.

Пьяный скандал, о да, сейчас она отведет душу, сейчас этот мастер помпы и унитазов от неё выхватит!

Через две минуты на пороге стоял он. Ничего другого хозяйка квартиры и жизни собственно и не ожидала. Здоровый лоб, не понятно, каково дня щетина, огромные с корявыми пальцами ручищи. С первого взгляда было очевидно, Виктор прав, сантехник был под мухой.

— Здрасте, — он ввалился в прихожую, чем вызвал первую волну праведного гнева.

— Разуваться! — руки в боки, ноздри раздуты, губы побелели от возмущения. Виолетте Арнольдовне не нужно было смотреть в зеркало, она знала, как сейчас выглядит.

— А чего так кричать сразу. Меня, между прочим, из-за стола вытянули, парни на меня обиделись. Ради того что бы вы на меня шумели?

Прекрасно, он еще и говорит с трудом!

— Меня не интересуют ваши проблемы, разувайтесь и марш ванную, джакузи не работает.

На пол грохнулся ящик с инструментами:

— Хозяйка, я же попросил не шуметь, у меня башка начала болеть от Ваших криков.

Виолетта Арнольдовна была вне себя, он с НЕЙ оговаривается!

— Еще раз повторяю, ванна там, — она махнула рукой, — у вас пятнадцать минут, потом можете прощаться с работой.

Махнув полами халата, она оставила этого хама, ей просто жизненно необходимо было выпить.

Через назначенные пятнадцать минут Виолетта Арнольдовна, в душе надеясь, что этот олух ничего не сделал, больно хотелось вышвырнуть его с работы, объявилась в ванне. Увиденное повергло её в шок! Господин сантехник, по пояс голый, перемазанный какой-то грязью, стоял на коленях и перебирал непонятные шланги. Такая грязь в её идеальной ванне!

— Вы что себе позволяете? Какого черта тут такая грязь?!

Он сморщился:

— Да хватит орать, я скоро закончу. Муфту сорвало, щас поменяю, и плескаетесь себе.

— Да как ты смеешь так со мной разговаривать! Хам, да я тебя в порошок сотру!

Это было пределом, рука Виолетты Арнольдовны не произвольно просвистела в воздухе, метя в перемазанную физиономию сантехника. Пощечина наверняка получилась бы смачная, как говорят в Одессе. Но не тут то было. Мужик быстренько перехватил, летящую ему в лицо ладонь, и ловко вывернул руку за спину Виолетты Арнольдовны.

— Остынь хозяйка. — женщина билась, но никак не могла освободиться, — Вот чумная.

Гнев перехватил дыхание, куда делась холодная и расчётливая дама, внутри клокотало одно желание, вцепиться в ненавистную рожу когтями и рвать до крови. Это орясина посмела к НЕЙ прикоснуться!

Виолетта Арнольдовна исхитрилась и сильно, пяткой, ударила сантехника по голени. Прозвучавшее завывание, было словно симфония, она все-таки достала этого холуя. Ничего, сейчас ты еще схлопочешь. Уже занеся ногу для второй атаки, тело неожиданно потеряло вес. Опомнившись, Виолетта Арнольдовна обнаружила себя прижатой к стене, ноги её при этом болтались в воздухе. Сантехник обладая, как оказалось не дюжей силой, держал её на вытянутых руках, наблюдая, как Виолетта Арнольдовна безуспешно пытается достать его руками и даже ногами.

— Да успокойтесь, — его лицо было несколько испуганно, — сказал, сейчас закончу и...

Виолетта Арнольдовна сначала не поняла, чего он запнулся, а проследив его взгляд, взбесилась еще больше.

А причина, по которой сантехник сбился с речи, уважаемый читатель, была, самая что ни на есть естественная. Естественная конечно для обычного мужика, коим и являлся сантехник. В процессе борьбы, халат на груди Виолетта Арнольдовна разъехался, явив её грудь на всеобщее обозрение. Мы уже упоминали в процессе повествования, что грудь была полноценного третьего размера, которой, между прочим, ни разу не касалась мужская рука. Сейчас же пикантности добавляло то, что соски предательски набухли, выстреливая вверх крупными ягодками. Неудивительно, что сантехник запнулся, грудь была хороша.

— Ух ты какие, прелести прятались, — от сальности замечания Виолетта Арнольдовна прохрипела нечленораздельные ругательства и, воспользовавшись замешательством сантехника, все же умудрилась вцепиться в его рожу. Получилось достойно, сантехник взвыл еще громче, чем от успешного удара ногой. Воспользовавшись полученной инициативой, Виолетта Арнольдовна запустила вторую руку в его шевелюру и резко дернула вверх. Глаза сантехника закатились от боли. Но Виолетта Арнольдовна рано радовалась, она все же была обычной женщиной, сори, девушкой, и забыла, что сцепилась со здоровым мужиком.

— Ах ты гадюка, — теперь уже обе руки были заломлены за спину, — ну сейчас ты у меня получишь.

Виолетта Арнольдовна зажмурила глаза, ожидая ответных телесных наказаний. То, что произошло потом, изумило её. Ударов не последовало, нет, больно ей не сделали. Ей сделали противно. Она почувствовала, как в её губы впились губы мужские. Сильно, беспрекословно, обдавая перегаром и царапая кожу щетиной. Это было перебором, её едва не стошнило. Она немного отодвинула голову и попыталась наотмашь ударить сантехника. Ничего не получилось, место для удара головой оказалось мало, да и сантехник оказался не промах. Еще сильнее прижав её к стене, он больно схватил правой рукой обнаженную грудь, вдобавок укусив её за губу.

Слёзы градом брызнули, сбегая по щекам тоненькими ручейками. Да, уважаемый читатель, такого унижения Виолетта Арнольдовна не испытывала никогда. Она была раздавлена не только физически, но и морально. Силы в одночасье покинули её, осталась только обида и нечеловеческое чувство брезгливости.

— Отпустите, вы мне противны, — она уже не делала попыток вырываться, — уйдите, мне больно.

Сантехник оторвался от её тела:

— Тебе больно? — он отпустил её руки, но тут же водрузил их на задницу Виолетты Арнольдовны, — а как же я? Или ты привыкла больно делать кому-то, а?

Мужские ладони, будто тиски, сдавили обе половинки, да так сильно, что выдавили новую порцию слез Виолетты Арнольдовны.

— Ну пожалуйста, мне правда очень больно. Уходите, я ни кому ничего не расскажу.

— Ха, не расскажешь. Да это я, если чё, могу рассказать, как я поимел неприступную Госпожу... ову. Понятно?

Виолетту Арнольдовну схватили за подбородок и развернули к себе:

— Тебе понятно?

— Уйдите, — в отчаянном крике Виолетта Арнольдовна выдавила из себя мольбу.

— Конечно уйду, меня же пацаны за столом ждут, как же я их обману? Щас только глянем, что там у тебя еще под халатиком прячется, и пойду.

За словами последовали действия. Халат был содран и полетел на кафельный пол. Виолетта Арнольдовна в беспомощной попытке попыталась прикрыться, да только это ничего не дало, лапа сантехника с легкостью отвела руку, прикрывающую её укромное местечко:

— Ца, ца, ца, какая гладенькая, — одобрение киски было немедленно подтверждено физически. Мужские пальцы прошлись по её губкам. Виолетту Арнольдовну всю передернуло, он был ужасно грязным.

— Вы грязный, перестаньте. Мне плохо.

— Ничего, ты такая чистая, что нам обоим хватит. Странно, а ты чего такая сухая? — он плюнул себе на пальцы, — ну ничего, сейчас смажем.

Виолетта Арнольдовна в последней попытке дернулась, но её не выпустили. В секунду сантехник её развернул спиной к себе, а следующее мгновение она почувствовала, как ненавистные пальцы стали разносить слюну по её киске. Она не знала, как там сразу должно стать мокро, как показывают во всяких низкосортных фильмах. Какое к черту возбуждение!? Этот бугай был ей не ненавистен, он был грязным, Господи каким он был грязным! Отвращение сделало свое дело, её вырвало.

— Тьфу, ты какая гадость, — сантехник убрал свои руки, — вот зараза. Хорошо еще спиной ко мне стояла.

Ноги подкосились, и Виолетта Арнольдовна сползла по стенке к ногам сантехника:

— Мразь, ничтожество, — руки нащупали полотенце и принялись вытирать лицо, — козел. Пошел вон!

Пока она приводила себя в порядок, ну, по крайней мере, пыталась, ей было не слышно, как сантехник снял со стены лейку душа. Как только она подняла глаза к мужлану, её окатило водой.

— Водичка, — новая тугая струя воды ударила в лицо, — за обидные слова, ты у меня еще сейчас умоешься. Кровавыми слезами, уж я тебе обещаю. Умывайся сказал, да сиськи помой.

Пока лилась вода, Виолетта Арнольдовна слабо соображая, стерла с себя остатки рвоты, совсем забывая, что она голая и полностью беззащитная перед сантехником. А он и не думал отводить глаза от распластанной на мокром полу женщине. Не, ну она конечно тварь та еще, но вот подумай, как эти богатейки следят за собой. Такая вся гладенькая, не морщинок, не растяжек, задница подтянута. А какая у неё пизденка, просто песня. Только странная какая-то, сухая вся.

— Умылась, — душ выключился, — а теперь повтори, что ты обо мне наговорила?

Обхватив руками колени и хоть как-то прикрывшись, уста Виолетты Арнольдовны повторили всё, что она думает. И про мразь, грязь, плюс добавили дополнительных не литературных эпитетов.

— Угу, значит все по-прежнему.

В следующее мгновение её схватили за руки и буквально волоком потащили из ванной.

— Давай ка посмотрим, чего у тебя тут дома есть.

Волочащееся тело собирало под себя ковры, а Виолетта Арнольдовна в первый раз в своей жизни почувствовало что-то наподобие страха. Этот мужлан совсем её не боялся, более того она понимала, что её ждет какое-то наказание, и скорее всего физическое.

— О, — сантехник остановился напротив бара, — ты тут полижи немного, а я выпью.

Он с силой сжал запястье:

— Ты поняла меня, лежи здесь, хренова командирша. Только попробуй сдвинуться с места.

Оставив её в покое, сантехник направился к бару. Виолетта Арнольдовна и не думала лежать смирно. Как только он развернулся к ней спиной, рука нащупала напольную статуэтку из Африки. Вооружившись, она с бранным визгом ринулась в нападение. Результат был плачевен, сантехник увидел её маневр в отражении зеркал бара, отступил в сторону, и в результате тяжелая статуэтка угодила в дизайнерский столик, разнеся его вдребезги.

— Значит, не угомонилась, — ей услужливо помогли подняться, — хорошо, сейчас я тебя поставлю на место.

Тело Виолетты Арнольдовны было брошено животом на подлокотник кресла. Не успела она разобраться в намерениях сантехника, как на её ухоженную попу обрушилась мужская ладонь. Боль пронзила все тело до самого сердца, вышибая сознание. Не успела Виолетта Арнольдовна увидеть свет в своих глазах, как на вторую половинку со шлепком лег еще один удар. Не совсем потеряв нить с реальностью, Виолетта Арнольдовна сквозь пелену боли, раз за разом ощущала шлепки по её попе, которые наносил сантехник.

Она лежала на подлокотнике кресла, продолжая испытывать экзекуцию. В душе Виолетты Арнольдовны, уважаемые читатель, происходили странные вещи. Можно сказать не мыслимые, или даже удивительные вещи. Весь фокус был в том, что боли она больше не испытывала. Нет, конечно тело, подвергающееся таким ударам, сигнализировало о боли. Дело в другом, изнутри, из каких-то не понятных недр, накатывало новое, ранее не испытанное чувство. Эти ощущения были похожи на волны. И наша героиня только что осознала, насколько ПРОТИВ она этих новых ощущений.

Всю свою жизнь Виолетта Арнольдовна была человеком бесстрастным, это свойство она ценила в себе больше всего. Единственное поле, где проявлялась страсть, помимо хозяйки, это конечно бизнес. В борьбе за очередной миллион все средства были хороши, и контролировать себя не всегда получалось. (Ебали тетю для paprikolu.com) А тут... Не смотря на то что Виолетта Арнольдовна была девицей, сейчас она без труда разобралась, что поднявшиеся из глубин её нутра ощущения назывались на человеческом языке возбуждением. Это и было не приемлемой проблемой — испытывать удовольствие от боли! От этого грязного чудовища! От наносимых ударов по её эффектному телу!

Пребывая в размышлениях о происходящем, Виолетта Арнольдовна пропустила момент, когда её попу, да нет уж, пожалуй, красную, как сковорода задницу, оставили в покое. Повисло тишина, казалось даже тяжелого дыхания сантехника не слышно, а ведь он порядком вымотался. Тишину разрядил мучитель:

— Обалдеть, — дальше послышался свист, — вот это да. Ну ка...

Не успела Виолетта Арнольдовна посмотреть, чему же так удивился сантехник, как по её пизденке прошлись мужские пальцы.

— Я такой течки в жизни не видел. Ничего себе.

Истерзанное и не признаваемое самой собой возбужденное тело, предало свою хозяйку. Пальцы сантехника словно вскрыли некую пробку, по ногам Виолетты Арнольдовны текли её выделения. Если бы уважаемый читатель мог находиться в тот момент рядом с сантехником, он бы, наверное, тоже не поверил своим глазам. Потому что из щели выделялись не маленькие капельки женских соков, о, нет. Из пизденки Виолетты Арнольдовны спускались вниз три полноценных ручейка.

— Вот это номер, кто мог подумать, что госпожа... ова, окажется такой горячей. Хех, да еще от чего так потечет, от порки.

Придя в себя от страшной правды, тело врать не умеет, Виолетта Арнольдовна решилась на очередную попытку освобождения. Ужом скользнув на кресло, она в яростной попытке схватила стоящий торшер и, постаравшись использовать его как копье, ринулась на обидчика.

Выглядело это конечно смешно, с одной стороны. С другой стороны весьма сексуально. Вот представьте. Обнаженная, ухоженная молодая женщина, с гиканьем, словно воинственная амазонка, бросается на врага. Пикантности, разумеется, добавляет колыхающаяся грудь, соски на которой похоже стали еще крупнее, отменная задница, в красном боевом раскрасе и картину завершает, безусловно, дико горящие ненавистью глаза.

Это попытка, как и предыдущие, закончился позорно. Торшер был перехвачен, выдернут из рук и отброшен в сторону. Сама же не состоявшаяся воительница была водружена на прежнее место, то есть на подлокотник кресла. Данную диспозицию ей объяснил сантехник:

— Ну шебутная, никак не успокоится. Да к тому же и странная. Вон как тебя разнесло, а ты драться опять, — руки сантехника шарили по всему телу, не оставляя без внимания ни один сантиметр. Когда пальцы опять вторглись в пизденку, Виолетта Арнольдовна собрала последние силы на рывок. Но нет. Не её сегодня был вечер, не её. Мужская рука надавила на шею, тем самым пресекая все попытки куда-то дернуться.

— А знаешь, я придумал, как тебя утихомирить, — Виолетта Арнольдовна услышала за спиной звук расстегиваемой молнии, — и как я сразу не догадался. Сейчас, погоди, только поудобнее пристроюсь, и оп...

В пизденку Виолетты Арнольдовны, заслуженного деятеля капитализма, миллионерши, владельца всевозможной недвижимости и далее по списку, проникал член обычного работяги. Обычно в таких случаях, уважаемый читатель, передаются ощущения владелицы киски, куда входит мужской орган. Ну там, как он раздвигал стеночки, как бился о матку и так далее. Но не в нашем случае. Виолетте Арнольдовне было не до ощущений. Она их просто не знала, она их не хотела, она была против всего этого! Так что дальнейшее описание событий будет сопровождаться словами такого справедливого сантехника.

— Ёбт, прям как по маслу... Уф, а тесно то, как у тебя здесь... Чего то не идет дальше... Задницу подними. Да не так, — короткий шлепок, — во, повыше только... Ага, сейчас... Блин, да чего ж мешает то... А ну ка так...

Колено сантехника развело на максимум бедра Виолетты Арнольдовны:

— Ничего не пойму... Слышь, ты хоть задом подвигай, пропусти в себя то... Чего молчишь? А, я ж говорил тебя это успокоит... Да блядь что такое... Лады, тогда с маху...

Член сантехника полностью вышел из пизденки Виолетта Арнольдовна и на полном ходу ворвался внутрь. Хорошие, вот, правда, хорошие нынче дома строят, особенно для состоятельных господ, отличная звукоизоляция. Если бы не она, крик Виолетты Арнольдовны наверняка бы поднял по тревоге соседнее РОВД. Но впрочем, это только догадки. А что в реальности?

— Еееебать, — сантехник замер, — какая она у тебя. Оооо...

Глаза сантехник закатил и в таком вот состоянии начал не спеша вытаскивать свой инструмент, а затем снова его погружать. А если бы первопроходец так не отдался получаемому кайфу, то он, конечно же, заметил, как на его члене появилась кровь девственницы.

— Как охуенно... Уфф... Я так давно не трахался. Оооо... Класс... Ты чего замерла то? Ууууу... Не нравиться? Сейчас исправим.

Обещание исправить ситуацию, сантехник закрепил мощными движениями своей задницы, которая посылала его член на всю глубину влагалища Виолетты Арнольдовны.

Я думаю, настало время сменить обращение к нашей героине. Больше не было Виолетты Арнольдовны... овой, больше не было девушки Виолетты. Под ударами сантехника, вгоняющего свой хер в хлюпающую пизденку, лежала убитая случившемся женщина. Не случайно сантехник удивлялся тишине, Виолетта до крови прокусила свою ладонь, закрывая рот, она поклялась, что это мразь не услышит ни одного стона, ни одного звука. Её не покидало ощущение, что с каждым проникновением члена внутрь, она теряет жизнь. Просто, вот просто так, без драматизма, жизнь потихоньку утекала. Перед глазами стояла одна картина, пусть он скорее закончит, возможно, у неё останутся хоть какие-то силы.

— Я щас, — сантехник ускорился, щас... куда кончать то, а... Чего опять молчишь то... Ебааать... Молчишь? В тебя значит... А-а-а-а...

Сантехник забился в коротких конвульсиях, и влагалище Виолетт первый раз в жизни было заполнено мужской спермой.

— Капец, ну и норка у тебя, — член наконец-то покинул влагалище Виолетты, — я в натуре так давно не трахался, если вообще у меня такая баба была, тут еще повспоминать надо. А ты чего такая все же замороженная, тебе чт...

Физиономия у сантехника была, конечно, как говориться достойная кисти художника. Запнулся он, как вы понимаете, от того, что он увидел свой член, а точнее в чем он был.

— А... эээ... я не понял. Ты... ты это самое... Ты чего — девственица??? — протерев натурально глаза, он добавил, — ну... ну в смысле была???

Ничего не ответив, Виолетта поднялась и никак не прикрываясь, ушла ванную комнату.

— Ебануться! — все что мог, произнес сантехник, рухнув в рядом стоящее кресло.

Через полчаса терпеливого ожидания, сантехник, никак не ожидавший такого поворота от визита к госпоже... овой, тихонько поскребся ванную.

— Хозяйка, я это... Я понимаю, да только ты... извините Вы, не серчай... те... Вон как обернулось то. Вы бы открыли, я инструмент заберу, а?

Дверь оказалась не запертой.

— Я можно войду, мне инструмент забрать надо.

Не услышав ответа, он все-таки зашел боком в ванную комнату, стараясь не смотреть в джакузи, где свернувшись калачиком, тихонько плакала Виолетта.

— Ну я пойду, извините еще. Пошел я.

Уже выходя из ванной, неожиданно за спиной прозвучал голос Виолетты:

— Подождите, — Виолетта подобралась в джакузи, — не уходите.

Сантехник опустив голову, остался стоять рядом с ванной.

— Отвернитесь, — как только сантехник отвернулся, Виолетта, подобрав разорванный халат, вышла в спальню. Откуда появилась в домашнем костюме, напоминавшем пижаму.

— Пойдемте в гостиную.

Наспех наведя порядок после такого случайного секса, Виолетта кивком головы пригласила сантехника в кресло.

— Как вас зовут?

— Меня то, Толик, — несколько смутившись под взглядом Виолетты, поправился, — Анатолий.

Виолетта взяла из бара початую бутылку рома и налила себе щедрую порцию:

— Вот что Анатолий, — большой глоток, — я хочу, перед Вами извинится, пожалуй, я была с вами несколько груба. Что собственно и привело, ну вы понимаете...

Толик сидел с выпученными глазами и смотрел, как Виолетта хлестает ром. Охренеть, ОНА перед ним извиняется! А он, было, крепко трухнул, госпожа... ова была весьма известным человеком, и чертовки богатой. С него как сошла ярость, вместе со спермой, он быстро смекнул, что за такое может, где-нибудь в речке найдут его бренное холодное тело. И тут оба на, извинения.

— А вы мне ничего не хотите сказать?

Вот пойми эти женщин, чего она услышать то хочет? Толик заерзал в своем кресле:

— Что сказать то?

— Ну например тоже извиниться.

— А ну да, — толик спохватился, — вы извините, что я так... Ну вобщем так себя повел... И... одним словом... Ну вобщем не прав я был... Вот...

Виолетта слушала и смотрела, как свет играет на гранях хрустального бокала:

— Анатолий, теперь, когда мы оба осознали свои ошибки, я думаю, нам стоит поговорить о будущем.

Толик понял, что еще не все закончилось, сюрпризы были впереди. И возможно не очень приятные, пойди разбери этих богатеев.

— Да, да, конечно, только хозяйка... — Виолетта зыркнула на него, — извините Виолетта Арнольдовна, а можно мне тоже выпить? Уж так башка разболелась.

Виолетта обреченно вздохнула и махнула рукой в сторону бара. Толика дважды уговаривать не надо было. Через минуту он занял прежнее место со стаканом коньяка в одной руке и бутылкой в другой. Не хило отхлебнув, Толик был само внимание:

— Я готов.

— Итак, я говорила о будущем. Как вы понимаете, я не могу позволить, что бы происшедшее стало достоянием пьяной болтовни сантехников. Я понятно выражаюсь?

— Виолетта Арнольдовна, дак это понятно, — Толик уже успел выдуть стакан коньяка и без приглашения, налил себе еще один, — мне не понятно, чего Вы опять об меня ноги вытираете?

А знаете, уважаемый читатель, что промелькнуло в глазах Виолетты после этих слов сантехника, не догадываетесь, страх. Она испугалась! Хорошо еще, что Толик этого не заметил. Толик действительно не заметил про скользивший страх в глазах Виолетты, тем не менее он почувствовал другое, с ним хотят договориться, и далеко в этих переговорах он не аутсайдер. Всесильная Виолетта Арнольдовна очень не хотела огласки, лады, мы чего против, договоримся. Вот только Виолетта Арнольдовна даже не подозревала, чего хочет Толик.

— Показалось, я не намеревалась причинить вам неудобства. Так вы согласны обсудить цену вашего молчания?

— Обсудить можно, чего предлагаете то?

Нули в озвученной сумме закрутилась в глазах Толика, как лимончики и всякая прочая дребедень в игровых автоматах, мда, можно и на пенсию уходить. Но Толик сегодня чувствовал азарт, вот бывает такое, знаешь, повезет.

— Вы Виолетта Арнольдовна, будете удивлены, но деньги меня не интересуют.

Виолетта захлопала глазами, интересно, а что ЭТО, сидящее перед ней, может заинтересовать кроме денег?

— Не поняла, вас сумма не устроила?

— От чего же, сумма приличная, чего лукавить. Но у меня есть свое предложение. Вы расскажете мне, почему до сих пор были девственницей.

Проснулась Виолетта Арнольдовна... ова, да как он посмел! Тварь, урод! Мало того влез в её тело, в буквальном смысле, так еще лезет в её душу, сволочь! Едва сдержав себя, хотя сжатые губы и выдали гнев, Виолетта ответила:

— Это предложение, как предмет торга не обсуждается.

Коньяк вновь наполнил опустевший бокал в руках сантехника. Еще как обсуждается, Толик стал стремительно пьянеть:

— Да ладно Вам, я же видел, как вас развезло, я такого возбуждения отродясь не видел. А какая Вы, — глоток коньяка, — мокренькая были, вообще улет.

Последнее слово Толика было сопровождено полетом тяжелого, хрустального бокала, очень метко выпущенного Виолеттой. Что сказать, уважаемый читатель, она боялась, Бог свидетель, страх тискам и сжимал все её внутренности. Но терпеть хамства она не могла, тем более подобной пахабщины.

Так вот, в этот раз ярость Виолетты достигла своей цели, бокал угодил в Толика. Возможно, он и послал бы сантехника в нокаут, попади бокал в голову, а соответственно дал бы возможность ретироваться из квартиры, или по-русски смыться. Но, бокал угодил в руку, сжимающую своего собрата по сервизу, в котором плескался коньяк Толика. Раздался звон, плеск разлитого коньяка и, разумеется, крик сантехника:

— Сука, — мгновенье, и он рядом с Виолеттой.

Не успела Виолетта пикнуть, как её тело в третий раз за сегодняшний вечер приняло положение животом на подлокотнике кресла.

— Надо же, мне вроде как и стыдно стало, а она, — треск штанов провозгласил о том, что их сорвали с Виолетты, — опять выступать.

Виолетта пыталась кричать, она готова была голосить во всю глотку, лишь бы её услышали, лишь бы её избавили от этого КОЗЛА! Самое интересное, что в душе Виолетты ни разу не шелохнулась мысль о том, что она сейчас сама спровоцировала Толика. Он все равно был КОЗЛОМ! Что ей и удалось прокричать, что есть мочи, когда ладонь, прикрывающая её рот, чуть ослабла:

— Козел! Отпусти меня!

Рот вновь был накрыт мужской рукой:

— Козел да, — Толик стоял позади Виолетты и примерялся ко входу пизденки, — козел? Лады, а ты сейчас моей козой станешь. Уж я тебя теперь долго буду ебать, да так, что ты у меня заблеешь блядь.

Член не испытав никаких препятствий, проскользнул внутрь влагалища.

— Твою ж мать, какая же она у тебя тесная, ебу жара... Оф... Уффф... Ну как ты там, козочка? Аххх...

Толик пыхтел, как паровоз. Осознано вставляя член в Виолетту, он не торопился, да к тому же это был второй раз, и он знал, трахать он эту сучку, или как они выяснили козу, он будет долго.

— Опять молчишь, охх... Чего молчишь, спрашиваю?

Одна мелочь толика смущала невыносимо! Какого черта эта мадам никак не реагирует? Хоть бы помычала что-ли, или уже пусть ругалась? А то лежит, как сомнамбула, да помалкивает. Не прекращая иметь Виолетту, Толик, как ему показалось, нашел выход:

— О, — следом за радостным возгласом, он своей пятерней звонко шлепнул по заду Виолетты.

— Аааааааа... — вой хозяйки квартиры ну просто обласкал Толика, ах, какой он молодец, расшевелил все же козу дранную. Прибавив скорости, каждые десять секунд он сопровождал еблю сочными шлепками, после которых Виолетта стонала и кричала как не в себе. Член сантехника радостно трахал пизденку, которая уже очень обильно источала свои выделения.

— Ну вот, а то лежала, как бревно. А вон погляди, как тебя опять понесло, течешь как опытная сучка. О дааа... Кто бы мог подумать, что девственницей была. Ооххх... ну ништяк. Здоровоооо...

Минут через пять, Толику поднадоело трахать Виолетту сзади, у неё ведь еще и сиськи были, да и пососаться не плохо бы. Да и реагировать на шлепки она перестала. Подумано, сделано, Виолетта лежала в кресле с разведенными ногами, раскрывая перед сантехником свою натруженную пизденку. Вся промежность была вымазана смазкой, Толик увидел, что все готово для его входа и, хрюкнув, протолкнул свой хер в наглую бабу. Глянув на Виолетту, сантехник загорелся, вон в чем дело. Хозяйка квартиры и потекшей пиздёнки с силой сжала губы, прибавляя еще и свою ладонь, время от времени накрывающую рот.

— Ага, сдерживаешься, ничего, щас я тебе помогу.

Член поступательно начал нырять во влагалище, а Толик схватив одной рукой грудь, нещадно пощипывал сосок. Через минут таких манипуляций, губы Виолетты, и без того побелевшие от напряжения, не выдержали и комнату огласил хриплый вздох:

— Кххххаааа... Оохххх... ,

— Аа, пробрало, щас еще замутим, — Толик оставил в покое сосок, оставались еще не тронутыми места. Пальцы легли на капюшон клитора. Ого, пальцы нащупали тугую плоть спярятавшейся кнопочки. Блин, а она точно девственница, уж больно яро она реагирует. Да к лешему, девственница, не девственница, сука она. А таких надо ебать!

Манипуляции с клитором, захваченным указательным и большим пальцем, не заставили себя долго ждать. Толику пришлось приложить немало стараний, что бы вжать Виолетту в кресло, которая стала метаться в кресле, как угорелая, норовя вырваться из под сантехника.

Я думаю, уважаемый читатель, что уже можно обратить свой взор и на нашу героиню. Именно в этот момент, когда Толик, мастерски работая пальцами на клиторе и не переставая трахать Виолетту своим членом, подводил её к оргазму.

Пожалуй, многие из нас читали неоднократно о том, что отсутствие сексуального воспитания у детей приводит к разного рода конфузам. Например, девушка, первый раз увидев у себя кровь думает, что она умирает. Либо первый сексуальный опыт заканчивается тем, что девушка оказывается на сносях. Либо бытующее мнение, что оральный секс это проявление сатаны. И так далее. Собственно к чему я это. А к тому, что в тот момент, когда мы вспомнили о нашей героине, Виолетта умирала. Дыхание её прекратилось, все мышцы скрутило в один большой штопор, а в глазах померк свет. Виолетта прощалась с жизнью, она сейчас отдаст концы. Единственно, о чем она задумалась, что никогда не предполагала покинуть сей бренный мир, с хуем внутри себя. Хотя, было еще одно чувство, она никак не собиралась покинуть мир в таком грязном состоянии, этот то козел, так и не помылся, продолжая оставаться в саже и масле.

Как мы понимаем, Виолетта не умирала. Образованнейший человек, акула бизнеса, отличный психолог и просто умная женщина испытывала первый в своей жизни оргазм, окончившийся потерей сознания. Когда безжизненно Виолетта упала в кресле, Толик в натуре перепугался. Хозяйку так трясло, что это смахивало на приступ. Он видел один раз эпилептика, вот что-то похожее сейчас произошло. Твою дивизию, из-за этой козы он кончить не успел, блин. Наклонившись над Виолеттой, Толик облегченно вздохнул, ресницы дрогнули, и грудь женщины неожиданно высоко стала взыматься под мощным дыханием.

— Уф, а то испугался. Ну что красавица, полетала?

Не услышав ответа, Толик вогнал свой хер в пизденку:

— Ну красота, не влагалище, а болото. Сейчас и я тебе добавлю, ага?

Неожиданный ответ едва не обронил боевой настрой сантехника:

— Хочешь в меня кончить?

Толик замер:

— О, заговорила, ну а чего осторожничать, было уже сегодня.

Виолетта приподнялась:

— Я не знаю что со мной. Я вроде как сдохла.

На радостях сантехник поглубже ввел своего молодца:

— Ты хозяйка, — хлопок яйцами по заднице, — кончила, — хлопок яйцами по заднице, — знаешь теперь, что это такое, — хлопок яйцами по заднице, — хочешь ещё?

Виолетта откинулась на спину, кресло угодливо поглотило её, принимая натруженную спину в свои объятия. Хотела ли она еще оргазмов?

— Даааааа!!! — крик Виолетты Арнольдовны был подхвачен Толиком, излившим в пизденку бизнес-вумен порцию спермы.

— Уфф, охуенно. Слушай хозяйка, давай я своих пацанов позову, посидим тут у тебя, а?

Метки: По принуждению, Потеря девственности, Случай

Уважаемые случайные посетители, а также постоянные наши порно дрочеры, регистрироваться на сайте вовсе не обязательно. Зарегистрированный чел видит меньше рекламы (всего-навсего)...
Если Вас так заебала реклама, что мешает смотреть наши порно картинки и ролики - можете зарегиться либо войти под своим ВАГИНОМ и ПЕРДОЛЕМ, пардон логином и паролем.

Подрочил? Оставь отзыв!

Имя:*
E-Mail:
Хочу сказать:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введи текст с изображения: *

Разминай здесь свое Дрочило!

Все сексуальные сцены - постановочные и выполняются профессиональными актерами
Всем моделям представленным на фото (видео) на момент съемки исполнилось 18+
Все материалы взяты из открытых источников в интернете
Администрация портала не несет ответственности за материалы, размещенные третьими лицами

Регистрация Онаниста

^