"Инфо к посту
  • Смотрели: 7145
  • Дата: 4-12-2013, 23:04
4-12-2013, 23:04

А ты всегда так быстро кончаешь? (РАССКАЗ)

Рубрика: Эротические романы и порно рассказы

Квартирка оказалась неплохой: двухкомнатная, недавно сделан ремонт, мебель пусть не новая, но добротная. Да и район относительно хороший — недалеко от корпуса, можно пешком добраться. Маме больше всего понравился опрятный чистый подъезд, ухоженный дворик и наличие магазина неподалёку. Также в пользу дома говорило и то, по мнению мамы, что во дворе играло много ребятишек — от самых маленьких и до детей младшего школьного возраста.

Надя с тётей Кариной, её матерью и, соответственно, моей тётей, приехали ещё вчера, поэтому она успела тут пообжиться. Надя уже наложила на комнату свой отпечаток: шкаф был заполнен её вещами, стол уставлен книжками, тетрадками, различными словарями и пособиями. Полка была заполнена дисками, в основном музыкой и фильмами. Ощущение было такое, словно она живёт тут уже довольно длительное время.

Наши матери остались с нами на ночь, помогли закупить продуктов на неделю и прочитали целую лекцию про то, как нам «выжить» вдвоём в этом большом городе. На следующее утро они отбыли домой, пообещав навестить нас через месяц. После того, как родители отбыли, мы с Надей решили отметить наше «новоселье». Но только вечером. Зато весь день я пробыл в городе, осматривая окрестности: где институт находится, как и на чём туда можно добраться. Да и по городу просто гулял: мне нравится смотреть на людей, как они спешат куда-то по делам.

Вернулся я около половины шестого, побывав везде, где только можно. Надя же весь день читала книгу и зависала в интернете. Когда я пришёл домой, то она, заговорщически улыбаясь, показала мне бутыль с вином.

— Ты как, браток, — поинтересовалась она, любовно поглаживая сосуд, — как у тебя с этим?

Наде было восемнадцать, она была старше меня на пару месяцев и приходилась моей двоюродной сестрой. Мы поступали в один университет и потому наши матери, родные сёстры друг другу, доселе редко общающиеся, объединили свои усилия и поселили своих чад в одной квартире. Мы с Надей виделись редко; пять лет назад, когда мы вместе проводили выходные на озере — вот тогда я в последний раз видел её.

Мы немного выпили и у нас завязался непринуждённый разговор, постепенно скатывающийся в интимное русло.

— У тебя есть парень? — поинтересовался я, когда возможные темы для продолжения разговора иссякли.

— На данный момент — нет.

— А почему?

— А что, хотел бы им стать? — подмигнула мне Надя. — Торопись, пока конкурентов у тебя нет.

— А всё-таки? Почему нет?

— Ну, — она пожала плечами, и на миг озорное выражение её лица сменилось задумчивостью. — Нету — и всё тут. Никто почему-то на меня не ведётся.

— Дураки они, раз не ведутся. Такая шикарная девушка, а одна.

— Всё-таки ты меня кадришь, не? — с поддельным изумлением в голосе воскликнула сестра.

Я усмехнулся и покачал головой.

— Не, ты что.

— А что? — она нахмурила брови, отхлебнула из кружки вина. — Сам же говорил «шикарная девушка»! Тебе что-то во мне не нравится? — она сделала жест рукой, как бы означающий «осмотри меня хорошенько».

Я облизнул пересохшие губы. Разговор уходил явно не в то русло, в каком должны общаться брат с сестрой.

— Может, грудь? — она посмотрела на свою грудь критическим взглядом и потом как бы взвесила на руках. — Ага, правда, сиськи маловаты. Тебе не кажется?

Я только разинул рот.

— А попка как? Ничего? Ты чего варежку открыл? Никогда бабу не видел, что ли? — ей явно было уже много, но Надя всё равно отпила ещё немного вина. — Не, ну, правда, бабу-то хоть раз видел, не?

Я продолжал молчать. Надя озадаченно поглядела на меня, а потом более мягким голосом сказала:

— Удивлён, да? Не обращай внимания. У меня манера такая говорить. Уж как бы я не старалась, но только так и могу. Знаю, на какую-то «пацанку» похожа, но в глубине души я очень даже воспитанная молодая леди. Слово даю.

Она опять отпила из кружки и хлопнула в ладоши.

— Так на чём мы с тобой остановились? Ах, да! Так как, Лёня, видел ли ты когда-нибудь женщину голой, нет?

— Нет.

— Ты девственник, да? — она буквально вперилась в меня взглядом.

— Э-э... ну... — я думал сказать, что я уже не девственник, но по её глазам понял, что она уже знает ответ. — Ну да. А ты не девственница, что ли?

— Хех, интересный вопрос, знаешь ли. Пожалуй, я отвечу, что да — я девственница.

Я не понял, что она имела в виду под «интересный вопрос», но спрашивать не стал.

— Оу, братишка, кажется, у тебя встал, — поведала Надя будничным голосом и указала на бугор на моих брюках. Я опустил взгляд и понял, что член довольно сильно натянул ткань брюк. Опля! А я-то думал, что мою восставшую плоть не будет видно. Я покраснел и не решался посмотреть на сестру. Мне казалось, она издевается надо мной.

— Сама виновата, — отозвался я. — Не надо было тут выгибаться всяко разно, — ответил я, понимая, что напоминаю обиженного пятилетнего мальчика, которому не купили игрушку.

— Покажи, а? — попросила вдруг она хриплым голосом. — Он ща у тебя брюки порвёт. Если не вытащишь. — Прибавила она с придыханием.

Разумеется, что после откровенного разговора с Надей член мой стоял колом. Расстегнуть пуговицу с ширинкой, и стянуть брюки до колен было делом одной секунды. И вот выпрямившийся член с набухшей до невозможности головкой оказался на свободе. Надя не отрывала взгляда от моего органа и, похоже, с трудом поборола в себе желание пощупать его рукой.

— Можешь потрогать, — хрипло сказал и сделал приглашающий жест рукой.

Надя удивлённо приподняла брови, потом отчаянно покраснела, отвела взгляд, но руку всё-таки протянула. Кожа оказалась прохладной и на удивление мягкой. Сначала она робко прикасалась к нему лишь кончиками пальцев, но, осмелев, обхватила его в кулак. Против своей воли я даже застонал, настолько это оказалось приятным и неожиданным.

Надя сделала несколько медленных движений своим кулачком вверх-вниз и с интересом наблюдала за моей реакцией. А отреагировал я бурно. Я шумно выдохнул и заелозил на диване. Я чувствовал, что надолго меня не хватит и мне не хотелось заканчивать это дело так быстро. Поэтому я положил свою руку поверх Надиной, которая всё ещё оглаживала член, и убрал её.

— Тебе не понравилось? — поинтересовалась она удивлённым и несколько обиженным тоном.

— Нет, — ответил я. — Напротив — очень понравилось.

— А зачем руку тогда убрал?

— Я бы долго не протянул, — признался я. — А кончать так быстро не охота.

Надя вопросительно изогнула бровь и спросила:

— А ты всегда так быстро кончаешь?

— Нет... , а откуда бы мне знать это? — решил я сыграть дурачка, так как не хотелось напрямую сознаваться в том, что я иногда пошаливаю рукой.

— А, — произнесла Надя по-свойски и махнула рукой, — да чего уж там скрывать-то?

— Что скрывать? Я ничего не скрываю, — я глупо улыбался и просто ради шутки продолжал отстаивать свою позицию.

Тут Надя выдала совершенно обескураживающую фразу:

— Я тоже иногда дрочу.

Я как сидел, так и опешил. Видя моё недоумённое и глупое лицо, Надя, которая старалась держаться серьёзно, не выдержала и рассмеялась.

— Что, братец, офигел, да?

Я понял, что она не шутит.

— Ага, есть немного, — отозвался я, почёсывая в затылке. — Ловкие словечки употребляешь, сестричка.

— Ну, а что тут такого? Слово, как слово. Все так говорят.

— Ну, от девушки я такого уж никак не ожидал, — сказал я серьёзно.

Надя снова рассмеялась, а потом ответила:

— Ты, скажи, ещё думал, что мы какаем цветочками?

— Не, про это-то я знаю.

Мы замолчали. Установившаяся в воздухе атмосфера интимности слегка развеялась. Хотя я и сижу со спущенными штанами, а сестра только что подрочила мне... о чём я вообще говорю?

— Ты так и будешь сидеть с полуспущенными штанишками? — поинтересовалась Надя, тыкая в меня пальцем.

— Совсем снять?

— Ну, сними, раз уж начал. Иначе, зачем мы их вообще трогали?

Дрожащими руками я снял штаны, а потом подумал и майку заодно снял. Так, на всякий случай. И остался я голышом стоять под изучающим взглядом Нади.

— Ну, вот, хоть теперь ты более приглядно выглядишь, — вынесла она вердикт.

— А ты? — мне казалось немного глупым стоять голым перед девушкой, которая даже и не собиралась раздеваться.

Ни слова больше не говоря, Надя стянула через голову кофточку с майкой, потом последовала очередь спортивных штанов; с замиранием сердца я ждал последнего шага — избавление от лифчика и трусиков. Несколько театральным жестом она завела руки за спину и избавилась от лифчика. Потом медленно потянула трусики за резинку вниз. И вот — Надя осталась голенькой передо мной, давая мне возможность во всех подробностях разглядеть все самые интимные уголки своего тела.

Разумеется, первым делом я залюбовался её промежностью: клочком тёмных курчавых волосков на лобке, узкой прорезью вагины, лоснящимися от выделяемой смазки губками. Всё это великолепие Надя беззастенчиво выставила напоказ.

— Ну как, ты доволен? — игриво поинтересовалась Надя, но, как мне показалось, моё мнение очень сильно её интересовало.

— Более чем, — ответил я, разглядывая тем временем небольшие крепкие грудки с коричневыми сосками. Честно признать, то грудь у неё и впрямь была маловата. Размер, этак, первый, что ли. Но такая грудь мне даже больше нравится — удобно помещается прямо в ладошку.

— Можешь потрогать, — так же хрипло, как и ранее я, проговорила Надя.

Меня дважды просить не нужно. Я мгновенно оказался перед девушкой, которая опрокинулась спиной на диван, тем самым давая понять мне, что она в полной моей власти. От этого ощущения меня переполняло чувство эйфории, что ли. Я был возбуждён до такой степени, что едва удерживался то того, чтобы не наброситься на Надю и не «отыметь во все дыры», как последнюю шлюху. Краем сознания я понимал, что если я попытаюсь поступить подобным образом, то встречу с Надиной стороны жесточайшее сопротивление. К тому же, честно признаться, я не знал, как и что мне с ней делать. Ну, в теории, конечно, знал, но на практике — нет.

Для начала я решил поступить так, как поступил герой одного из многочисленных роликов в интернете, просмотренных мной на досуге. Я лёг рядом с Надей на диван, по правую руку от неё. Я опёрся на левую руку, а правую пустил в путешествие по её телу. Кожа, как и ожидалось, оказалась удивительно мягкой и нежной; я огладил сначала правую грудь, а затем и левую, уделяя должное внимание соскам, которые от подобной ласки сразу же набухли и потвердели. Значит, всё я делаю правильно.

— Всё правильно, — будто прочитав мои мысли, прошептала Надя.

Тон, которым она выговорила эти слова, словно бы подстегнули меня. Я приник губами к её правой груди, а руку опустил на уровень живота. Надя тяжело задышала, заёрзала на диване. А когда рука притронулась к горошинке между ног, она и вовсе вскрикнула. То ли от удивления, то ли от наслаждения. А может, всё вместе. Я стал водить рукой по лепесткам её влагалища, заставляя сестру то стонать, то выгибаться дугой. Так продолжалось минуты три-четыре и когда Надя, после непродолжительной серии стонов, успокоилась, я спросил:

— Ты кончила?

Надя немного помолчала, а потом ответила:

— Не знаю...

— Как не знаешь?

— Ну, это, конечно, было классно и всё такое, но я ожидала большего. — Она задумчиво приподняла левую бровь и провела указательным пальцем по губам. — Ну, не знаю...

— Ты ждала этаких порнографических эффектов, что ли? — поинтересовался я с ухмылкой.

Надя, прикусив нижнюю губу, растерянно покосилась на меня.

— Наверное.

— Так... это... ощущения были же ведь куда лучше, чем когда ты сама себя ласкаешь, да? — с видом специалиста поинтересовался я.

Надя секунду помедлила с ответом, задумавшись, стоит выдавать мне свои настолько интимные тайны. Но потом, видимо, поняла, что после произошедшего глупо что-то скрывать и сказала:

— Да, гораздо лучше. Но я ждала этакого головокружительного оргазма, когда перед глазами плывут круги, звёздочки и чуть сознание не теряешь.

— Это сказки всё. Но, может, в редких случаях и встречается.

Надя кивнула, и потом к ней неожиданно вернулся весь недавний позитив и игривость.

— Теперь мне интересно другое — каков оргазм у мужиков?

С этими словами она вскочила с дивана, попыталась за ноги подтянуть меня к краю дивана. Но у неё ничего не вышло и мне пришлось помочь ей. Наконец, когда ногами я упирался в пол, Надя раздвинула мне ноги и примостилась на полу между ними, предварительно подстелив под коленки подушку. Ибо старый, ещё с советских времён, диван неприятно царапал кожу.

Когда головка проскользнула в её жаркий влажный ротик, я, можно сказать, отключился. Я чувствовал только членом. Чувствовал, как старательно и нежно, компенсируя неумелость, Надин язык оглаживает член со всех сторон. Получалось у неё не ахти, но для первого раза было неплохо, а для меня — просто высший класс. Левая рука очень кстати подключилась к процессу и ласкала яички.

Долго протянуть я не смог бы, уж как бы ни старался.

— Сейчас! — только и смог выкрикнуть я, когда оргазм подступил почти вплотную.

Надя, к моему удивлению, не убрала голову, напротив: она сложила губы в форме буквы «О» и приняла в себя заряд застаревшего семени. В несколько сильных толчков я избавился от избытков спермы, которая скопилась у меня за несколько дней воздержания.

— Как на вкус? — поинтересовался я.

Надя причмокнула губами, пробуя на вкус, но потом покачала головой и умчалась в ванную. Я услышал шум включенной воды и то, как она полоскает рот. Но она не вернулась после этого. Видимо, залезла в душ. А я тем временем решил убрать со стола остатки нашего недавнего застолья. В кружку я налил остатки вина и осушил в один приём. На этом наши запасы алкоголя вышли и, наверное, придётся вновь идти за ним.

Через двадцать минут Надя вышла из душа. Дождавшись этого, я, полностью одетый, взял деньги, паспорт, и отправился в магазин. Благо, девяти ещё не было, и я успевал купить порцию алкоголя до закрытия магазина. Продавщица в винном отделе хмуро всматривалась в мой паспорт, но я получил-таки своё вино. Плюс к нему я купил апельсины, виноград, две шоколадки «AlpenGold» и жвачку. Мои денежные запасы подошли к критической отметке, а это значит, что придётся использовать НЗ.

Надя тем временем привела себя в порядок и смотрела на «DVD», к моему ужасу, «Сумерки». Я не знал, какая это часть, но тут эта парочка отправилась в свадебное путешествие. А через двадцать минут оказалось, что Белла забеременела от вампира.

— Как? — спросил я у Нади.

— А как детей-то делают?

— И как же?

— Очень просто, — отмахнулась от меня Надя, продолжая смотреть на экран.

Я положил руку на её колено, ожидая от неё какой-либо реакции. Но она не убрала мою руку и не отдёрнула ногу. Хороший знак. Я погладил её бедро и запустил руку за резинку её штанишек.

— Дай я кино посмотрю! — возмутилась Надя.

— Потом посмотришь, — огрызнулся я, нажимая паузу на пульте. — Смотришь на то, вампиры занимаются сексом. Я бы тоже не прочь. У меня-то хоть сперма имеется.

Надя уже не сопротивлялась и позволила мне снять с неё кофточку, под которой ничего не было. Затем последовала очередь штанишек, под которыми трусиков не оказалось. Член мгновенно отвердел и был готов к продолжительному марафону. Я лёг на неё сверху, поцеловал в губы и мы минут несколько просто так лежали друг на друге и целовались, словно влюблённые. Но термин «влюблённые» к брату и сестре уж точно не подойдёт.

Когда у Нади между ног всё увлажнилось, я направил член в нужное место и легонько надавил. Там было всё мокро и скользко, потому член стремительно проскользнул вглубь, пройдя почти мгновенно плотную преграду. Крови было немного. И тут я вспомнил, что забыл купить самое главное. А идти за ними — лень.

— Тебе больно? — спросил я. Надя перед этим довольно болезненно вскрикнула и теперь тяжело дышала, а на глазах выступили слёзы.

— Есть такое, — отозвалась она. — Но не вынимай. Двигайся, давай.

Меня просить дважды не нужно, как я уже говорил. Внутри неё было тесно, жарко и влажно. Я задвигался.

Первый раз я продержался четыре с небольшим минуты и все эти четыре минуты Надя то попискивала от боли, то постанывала от удовольствия. Хоть у неё всё там было мокро, но оргазма она не испытала. Сразу же после того, как излился в заранее приготовленный для этого платок, Надя убежала в ванную, где пробыла минут десять.

А после этого она ушла спать, сказав, что между ног у неё всё болит. Значит, следующий раз наступит ещё не скоро. Я спать не хотел, поэтому сел на диван и включил фильм, стараясь сконцентрировать внимание на происходящем.

Утром в воскресенье Надя встала поздно, где-то около двенадцати. Она немного прихрамывала и пояснила, что там всё просто горит. Я посочувствовал ей, про себя думая, как же хорошо, что мой процесс «дефлорации» прошёл безболезненно.

Как вести себя с Надей я не знал. Мы с ней брат с сестрой — это понятно. Но то, что произошло между нами — вот это не понятно. Как нам теперь общаться друг с другом? Как раньше, или привнести в отношения некую «нежность» и что-нибудь подобное? Я не знал, что и думать, а поговорить с Надей об этом не решался. А её это, кажется, не очень-то волновало. Она вела себя так, словно бы между нами ничего и не было. Не было никаких намёков, ни нежностей, ни поцелуев.

В понедельник мы разошлись с ней и встретились только вечером, когда Надя вернулась около шести с пар, усталая и голодная. Я же пришёл сегодня после обеда и теперь корпел над анатомией. Надя швырнула сумку на диван, сняла пальто и бросила его туда же. Потом села в кресло, вытянула ноги и расслабленно вздохнула.

— Ненавижу я понедельники!

— А кто же их любит?

— Может, кто и любит, — она оглядела меня с ног до головы и спросила. — Чем занимаешься?

— Уроки учу.

Она кивнула, прикусила губу и потом опять спросила:

— А чем-нибудь другим не хочешь заняться?

— Тем самым? — недоверчиво спросил я.

Она рассмеялась.

— «Тем самым»! Скажешь тоже, — она махнула рукой. — Называй вещи своими именами. Мне надо расслабиться.

В три минуты я скинул с себя одежду, и мы пошли с Надей в её комнату, так как на диване ей было «не очень удобно». Я лёг на неё сверху, упёршись каменным членом её в бедро. Мы лежали так несколько минут и просто целовались, в то время как Надина рука порхала у неё между ног, готовя себя к «тому самому». Когда у неё между ног стало достаточно влажно, я направил член рукой, нащупал дырочку и резким толчком погрузился во влажную глубину.

Одновременно с этим я терзал губами её соски, то покусывая их, то посасывая. У неё были на удивление чувствительные соски, и на каждое прикосновение языка она реагировала достаточно бурно.

— Ты как, скоро? — спросил я её, чувствуя, что недолго мне осталось.

— Нет ещё, погоди маленько...

Но я ждать не мог. Я боролся с искушением кончить прямо в неё. Я знал, чем это опасно, но соблазн был так велик. И почему я опять не купил «резинку»? Или она? Я посмотрел на Надю, которая закрыла глаза и просто наслаждалась процессом. Она выглядит старше своих лет и надо бы как-нибудь напрячь для покупки. А сейчас мне опять придётся вынимать и лишать себя всей полноты наслаждения.

Когда я вытащил член и «завершал» работу прямо ей на живот, Надя, глядя на это, усиленно заработала ручками между ног, теребя клитор и оттягивая губки.

— У-у-у, — только и выдавила она, когда оргазм подступил. Её тело свело судорогой, она вытянула ноги, как по стойке смирно и тяжело дышала, будто после продолжительного бега.

Потом мы несколько минут просто лежали и отдыхали.

— Сейчас повторим, — хрипло пообещала Надя и ушла в ванную привести себя в порядок.

Мне не требовалось много времени на восстановление энергии. Член был готов всего через несколько минут. Но Надя захотела кое-чего другого. Теперь уже мне пришлось становиться на колени и помещать свою голову между Надиных ножек.

— Ты знаешь, что нужно делать, — подбодрила она меня и откинулась на подушки.

«Вылизывать» ещё оказалось не так уж и плохо. Мне нравилось, как она вздрагивала, когда я всасывал её клитор и чуть прикусывал зубами, доставляя ей, видимо, особенное удовольствие. Насмотревшись в порно, как мужики или другие женщины вылизывают женщин, я решил применить эти методики на практике. Я и язык пытался просовывать в её дырочку, просовывал пальцы, покусывал её губки и даже массировал пальцем колечко её ануса. Последнее ей не очень понравилось.

— Не думай даже! — крикнула она на одном дыхании и впилась зубами в подушку.

Внизу у неё всё сильно увлажнилось. И это доставляло мне необъяснимое чувство гордости или самоуважения. Я чувствовал себя этаким мачо, который без проблем может удовлетворить любую женщину. Пусть даже если женщина у меня была одна.

— А почему в попу не хочешь? — поинтересовался я.

— Это больно так-то, — фыркнула Надя. — Давай я трахну тебя в задницу чем-нибудь, а потом ты меня, а?

— Не, ты что, — усмехнулся я. — Я же не гей.

Надя презрительно поморщилась.

— Гомофоб несчастный. А вдруг тебе понравилось бы? И мы друг дружку бы потом помаленьку пот... ну ты понял, о чём я?

— А вдруг тебе понравится, а? — ответил я вопросом на вопрос.

В течение почти часа я убеждал её в этом. Какие только аргументы я не приводил, но всё-таки смог сломить её сопротивление и мы сошлись на том, что если ей будет больно, то мы сразу прекратим. Каких трудов мне стоило достигнуть этого компромисса! Но исполним мы это в пятницу, чтобы если задница будет болеть, то чтобы болела в выходные. Я был доволен и этим.

Наконец настала пятница. Накануне Надя приняла слабительное, чтобы во время процесса не произошло ничего экстраординарного. Она провела все необходимые процедуры, и весь день почти ничего не ела, кроме каши и фруктов. Непосредственно перед этим она тщательно помылась в душе, как, впрочем, и я. Всё должно пройти идеально.

Надя долго смеялась над тем, что в качестве смазки я выбрал... растительное масло. Ничего другого, что подходило бы нам, не было, а заказывать смазку — слишком дорого. (Порно рассказы для всех) Я щедро полил тёмное сморщенное колечко и вставил кончик указательного пальца. Он прошёл легко и я, легонько надавливая, начал проталкивать палец постепенно вглубь. Надя ничем не показывала, что ей было больно. А палец, тем временем, прошёл почти наполовину и уверенно продолжал свой путь. Наконец он вошёл полностью.

— Как тебе? — спросил я.

— А ты как думаешь? Больно конечно.

Этих слов я боялся. Ожидая самого худшего, я спросил:

— Прекратить?

— Да не, давай дальше. Мне и самой малость интересно, что из этого выйдет.

Мысленно я вздохнул и поблагодарил высшие силы.

Я вытащил палец и ввёл его снова. Повторил, таким образом, эту процедуру несколько раз, пока колечко, которое каждый раз, когда я палец вынимал, возвращалось к исходному положению, перестало сужаться. Добавив небольшую порцию масла, я решил добавить второй палец. Но это было уже чувствительнее, и Надя потребовала делать всё аккуратнее. И опять я стал массировать колечко одним лишь указательным, который через некоторое время свободно проходил и выходил. Надя тем временем водила рукой у себя между ног, стараясь компенсировать дискомфорт в попке, и я нехило от этого зрелища возбудился.

Через пару минут я добавил средний палец. Теперь дела обстояли гораздо лучше. Я мог просунуть пальцы примерно на две трети глубины, и этого должно было бы достаточно, так как член мой по ширине был примерно равен двум пальцам.

— Ты готова?

— Поехали.

Щедро плеснув на головку «смазки», я протолкнул член сквозь её колечко. Там было гораздо теснее, чем во влагалище и это нравилось мне куда больше. Член обволакивало со всех сторон, это было просто не передаваемое удовольствие. Я даже чуть не кончил раньше времени, но сдержался.

— Как у нас дела, Хьюстон?

— Нормально пока, — отозвалась Надя. — Непривычно-то как, Господи.

— Да, непривычно, — согласился я.

Когда прилив возбуждения немного спал, я начал двигать тазом. Сначала очень медленно, но постепенно ускорял движения. Стенки мощно пульсировали, что добавляло необычности ощущениям. Я готов был всегда заниматься только анальным сексом, но знал, что сестричка этого не одобрит. Ну ладно. Изредка, может, мне будет это перепадать.

Всё это время Надя ласкала себя между ног. Я просунул туда руку и ощутил, какая влажная она была. Значит, её тоже это нравилось. Хоть и больно было, хоть и неудобно, но нравилось!

И ещё было приятно кончать. Не нужно было выдёргивать член в последний момент, а можно было закончить прямо туда, что я и сделал, оросив её недра.

— Не вынимай, стой, — простонала Надя. Она быстро-быстро шевелила рукой между ног, потом протяжно вздохнула и расслабилась.

После этого мы опять надолго забыли про секс. Попка, как выражалась Надя, жутко болела и горела. Даже в понедельник задница ещё не прошла. Но на этой неделе пар у неё было всего две и потому мучения были не столь продолжительными. Скрепя зубами, она ругала меня на все лады, хоть и признавала, что удовольствие от этого получить можно. На вопрос, можем ли чаще этим заниматься, она неопределённо отозвалась: «Посмотрим».

И опять я был лишён доступа к её телу почти на неделю. Смилостивилась она только вечером в пятницу. Когда я зубрил латинские афоризмы, она, надев мой халат и шапочку на голое тело, уселась на диван и начала демонстративно ласкать себя.

— Господи! — только и сказал я, глядя на неё. В халатике она выглядела просто фантастически, пусть он и был ей не по размеру.

— Нравится, да?

— Ага, — кивнул я, сглотнув.

— И чего же ты ждёшь?

— Мне учить надо, — неуверенно промямлил я.

Она скорчила недовольную и даже грустную гримасу, а потом небрежно распахнула полы халата. И тут уж я сдался.

Она хотела попробовать стоя. Я был не прочь, лишь бы получить доступ к её телу. Я прижал её к стене, подхватил под попку и насадил на свой член. Он вошёл как нож в масло. Надя закрыла глаза и только пискнула, когда она «нанизала» себя на вертел полностью. Было жутко неудобно и тяжело, но я решил терпеть. Но минуты через две я всё же устал и потому переместился на диван.

— Ты устал, что ли?

— Но, — кивнул я.

— Доходяга, — фыркнула сестра. — Качаться надо.

— Это не мне качаться надо, а кому худеть нужно, — парировал я, за что и получил пинка в живот.

Теперь Надя стояла передо мной на четвереньках, оттопырив попку и мне нужно было только двигать тазом. Надя уткнулась лицом в подушку и только тихонько ойкала, когда я проталкивал член слишком резким толчком. Теперь мне удавалось сдерживаться гораздо дольше, и я научился немного контролировать себя. Когда я чувствовал приближение оргазма, то полностью прекращал все движения, просто наслаждаясь ощущениями. А когда оргазм отступал, то я опять начинал двигаться. Таким образом, мне удавалось продлить наше совокупление на пятнадцать, а то и двадцать минут. «Выдержанный» оргазм всегда получался насыщеннее и ярче, в отличие от двухминутки.

— Ты знаешь, нам нужно попробовать ещё что-нибудь, — сказала Надя, когда мы лежали и отдыхали.

— Что именно?

— Не знаю, — она пожала плечами. — Однообразие уже наскучило. Мы с тобой трахаемся только в миссионерской позе и ничего такого не пробуем. Охота чего-нибудь необычного.

Меня всегда немного коробило, когда Надя называла вещи вот так, напрямик. То «трахаться», то «дрочка», то она вообще, когда испытывала оргазм, могла материться так, что сапожник бы покраснел от стыда. Мне кажется, кое-какие повадки Надя переняла от Дебры: она подсела на сериал «Декстер».

— А что ты предлагаешь?

— Да хрен его знает, — она оттянула нижнюю губу. — Может, групповушку замутить?

— А?

— Расслабься. Я шучу. Может быть.

После этого на эту мы больше не заговаривали. Следующие два месяца протекли плавно. Мы могли «отдохнуть» с Надей только два-три раза в неделю, в основном в пятницу и субботу. Но в начале декабря, когда близилась сессия, Надя вообще решила на время «разорвать» наши с ней «отношения» и нормально подготовиться. Но за этим два месяца мы всё-таки кое-чего с ней попробовали. По моей инициативе мы попробовали так называемую «позу 69», продолжали эксперименты с попкой, один раз мне перепало «поиметь», как выражалась Надя, её сиськи. А Надя оттачивала своё «ротовое» мастерство, пыталась исполнить «глубокую глотку», но неизменно кашляла и давилась. К величайшей моей радости она избавилась от растительности между ног.

После сессии Надя смогла исполнить то, что она называла «необычным».

По случаю приближающегося Нового года была организована так называемая студенческая «пати». Надя успела обзавестись подружками, с которыми намеревалась отправиться на эту дискотеку, куда, кстати, вход был строго с восемнадцати. Следовательно, большинство первокурсников туда попасть не сможет. Но я по возрасту проходил и потому решил отправиться вместе с Надей. Сестрица захватила с собой трёх подружек, с которыми более-менее ладила. На роль «партнёрши» она отгрузила мне Свету Мельникову, миловидную рыжеволосую девчушку с россыпью веснушек. Для своего небольшого роста Света обладала на удивление большой грудью. Нет, она не была огромной и бесформенной, но на полутораметровой девушке смотрелась впечатляюще.

Надя никому не сказала, что я её брат. Она представила меня, как своего старого школьного приятеля. Этой ролью я был вполне доволен; если бы мы представились братом и сестрой, пусть двоюродными — это могло бы вызвать если не сплетни, то злорадные смешки за спиной точно.

По пути к нам присоединилось двое парней — Костя и Валера, Надины одногруппники. Если Валера мне понравился сразу, то про Константина, как он мажорно представился мне, я сразу невзлюбил. Валера был высоким простодушным парнем, улыбчивый, позитивный. Костя же производил впечатление какой-то напыщенности и чересчур завышенной самооценки. В довершение этого он вырядился в жутко модный и дорогой костюмчик и имел последнюю модель «Айфона».

Дискотека затянулась надолго. Мы покинули её где-то около десяти и отправились для продолжения банкета на квартиру Ники Фроловой, Надиной подружки. Она жила отдельно от родителей в просторной трёхкомнатной квартире, которая досталась ей от бабушки. Но до пункта назначения не дотянуло трое — Саша, третья подружка, ушла домой, сославшись на плохое самочувствие. С ней отправилась Света. Последним откланялся Валерий. Лучше бы Костя ушёл, который после выпитого, стал вовсе невыносим. Но, кажется, только одному мне он не нравился.

Мы затарились небольшим количеством «топлива», разумно полагая, что на четверых этого будет вполне достаточно. На квартире девушки накрыли нехитрую поляну, и мы приступили к трапезе. Но, как говорится, хорошего вина много не бывает. По-крайней мере так выразилась Ника, но, кажется, не в том контексте. По праву хозяйки Ника отправила нас с Надей за «дозаправкой» в магазин неподалёку.

Нас не было, наверное, минут двадцать. Мы минут пять ещё поболтали около подъезда, делясь впечатлениями от прошедшего дня.

— Мне этот Костя не нравится, — пожаловался я сестре. — Где ты его вообще откопала?

— Он сам откуда-то взялся. Мне он тоже не очень нравится — напыщенный какой-то, — поведала она немного заплетающимся языком. — Но что поделаешь? Надо уметь вертеться и угождать каждому. Пошли, наверное. Как бы они там щас не потрахались. Её слова оказались пророческими. Они дверь забыли запереть и потому мы зашли обратно в квартиру незамеченными. Наше внимание привлекла возня в зале, куда мы сразу же и отправились. В зале были двойные двери, и мы с Надей были скрыты за одной из них. Они уже лежали на диване и вовсю целовались да тискали друг друга. Костя мял её грудь, а девушка массировала его член сквозь брюки. Парень не выдержал и начал стягивать с себя брюки, попутно снимая одежду и с Ники.

Ника решила помочь ему, потому сама стянула с себя платье, а затем и трусики с лифчиком. Костя удовлетворённо хмыкнул и притянул девушку к себе, вобрав в рот её левый сосок. Он довольно долго терзал так губами и зубами её грудь, оставив после себя красные отметины. Ника довольно постанывала, машинально поглаживая парня по голове, и выгибала навстречу его губам свою грудь. Наконец началось самое долгожданное. Они были так увлечены друг другом, да и градус сказывался, но они нас не замечали.

Я стоял позади Нади и тесно прижался своим бугром к её попке. Надя, не отрываясь от сего зрелища, огладила рукой мою плоть и, отыскав ширинку, потянула её вниз. Дальше я уже действовал сам. Быстрым натренированным движением я расстегнул пуговицу, отогнул резинку и высвободил член. Ника была в платье, так что мне ничего не стоило чуть-чуть задрать ей подол, стянуть трусики и поместись руку между ног. Я ощутил исходящий от неё жар. Немного погодя там всё стало увлажняться.

Костя тем временем извлёк откуда-то презерватив, умелым движением раскатал его по своему стволу и лёг сверху на Нику, которая расставила ноги в стороны. Костя вошёл в неё, и они оба как-то вздохнули. Потом парень начал двигать тазом. А я тем временем щекотал пальцем Надины губки, заставляя ту сдавленно постанывать и тереться бёдрами о мою руку. Свободной рукой я «высвободил» её левую грудь и начал мять её в руке, вытягивая сосок. Они, как я уже говорил, были очень чувствительными.

— Ой, не могу уже! — прошептала она.

— Пойдём тоже уединимся? — предложил я.

— Нет, — она покачала головой. — Идём туда.

Я не успел возразить, а Надя уже стремительно ринулась в комнату, где Костя вовсю наяривал тазом. Надя оказалась рядом с диваном за секунду и за эту же секунду опустилась на колени и впилась в Никины губы. Та вздрогнула от неожиданности, но не стала вырываться. А Костя просто машинально двигал тазом и с удивлением таращился на целующихся девчонок.

Надя оторвалась от девушки, содрала с себя платье и начала покрывать Никино лицо и шею поцелуями, попутно шевеля рукой у себя между ног.

— Прыгай сюда! — пригласила меня Надя.

А она тем временем вобрала в рот большую часть Костиного члена и с самозабвением начала сосать его. Парень улыбнулся и развалился на диване. В освободившееся место зашёл я. Её дырочка была значительно расширена и увлажнена, так что никаких проблем не возникло. Неподалёку от меня сестра сосала практически незнакомому мне парню, а сам я имел такую же незнакомую мне девушку. Неудивительно, что семяизвержение настигло меня так быстро.

А Надя бешено двигала головой, чуть ли не полностью заглатывая Костину плоть. Под конец она выпила всё, что он ей выдал, и ещё минуты три просто обсасывала его во рту, «очищая» его от спермы, пока тот совсем не упал. А после причмокнула губками и поцеловала Нику, которая по-прежнему ничком лежала на диване, свесив ноги, с забрызганным животом.

Мы выпили ещё. После такого невозможно не выпить. Я никогда ещё в своей жизни столько не пил. Пока мы с Костей набирались сил, девчонки начали резвиться. Всё происходящее казалось мне каким-то нереальным, чьей-то больной фантазией. Такое может быть только в порно, но происходит тут же, наяву и со мной. Но пока это видение, или что это такое, не ускользнуло от меня, надо вдоволь насладиться этим.

Костя предложил идею — положить девчонок друг на друга «валетом», ну или в эту «69» позу. Надя оказалась сверху, усевшись своей промежностью на Никино лицо. Костя предложил чередовать ротик и влагалище девушек, что, на мой взгляд, было просто шикарной идеей. С моей стороны оказались Надин ротик и Никина дырочка, а с Костиной всё то же самое, но только моей сестры.

— Вы, мальчики, такие выдумщики, — прыснула Ника, но тут Костя наполнил её рот.

А я наполнил Надин.

Таким образом, мы чередовались несколько раз. То девушка пососёт твой член, то ты начнёшь наполнять беспрестанно текущую дырочку уже другой девушки. Первой не выдержала Ника, кончив всего через несколько минут. Ей помогли совместные усилия Нади и меня: я совал в неё член, а Надя играла с её клитором. Ника протяжно мычала, так как рот её был занят, и извивалась змеёй под Надей. Когда Ника успокоилась, Надя хлопнула ладошкой по её губкам и поздравила с оргазмом.

Незадолго до того, как мы поменялись местами, кончил Костя, залив Никин рот. Чуть позже спустил и я, а Надя с удовольствием всё вылакала. Не знаю как, но таинственным образом она избавилась от своей нелюбви к мужскому семени всего за один вечер. Плюс к этому она выиграла наше негласное соревнование «кто дольше протянет».

Пока мы отдыхали и готовились к следующему раунду, Надя убежала в душ умыться. Ника довольно улыбалась и грызла шоколадку.

— Ты давно Надю знаешь? — завёл разговор Костя. Он с некоторым трудом сфокусировал на мне свой взгляд.

— Мм, не так, чтоб уж долго. Несколько лет, наверное. А что?

— Да нет. Ничего. Так спросил. Для себя. — Он глубоко вздохнул и почесал в затылке. Он о чём-то задумался, но делиться со мной этими своими мыслями не стал. Чего он там надумал?

Вернувшаяся Надя вновь завела всю компанию. Не знаю, сколько бы всё это могло бы продолжаться, но по мере того, как мы с Костей иссякли, и воздействие на нас винных паров ослабло, мы решили свернуться. Девушки помылись в душе, прибрали весь оставленный после «ужина» мусор и легли спать. Костя несколько минут колебался, но потом решил остаться тут на ночь, рассчитывая, что утром ему вдруг что-нибудь перепадёт. Я не стал его отговаривать и в одиночку отправился в дальнее путешествие до дома. На часах была половина четвертого. Значит, мы гуляли примерно десять часов.

Я разбудил Нику, и она встала, хоть и с большим трудом, с кровати и, пошатываясь, проводила меня до двери. Когда я уже переступил через порог и оказался на лестничной площадке, она вдруг сказала:

— Хорошая у тебя сестра.

Пока весь смысл сказанного до меня дошёл, дверь за моей спиной захлопнулась.

Метки: Инцест, Группа, Потеря девственности, Студенты

Уважаемые случайные посетители, а также постоянные наши порно дрочеры, регистрироваться на сайте вовсе не обязательно. Зарегистрированный чел видит меньше рекламы (всего-навсего)...
Если Вас так заебала реклама, что мешает смотреть наши порно картинки и ролики - можете зарегиться либо войти под своим ВАГИНОМ и ПЕРДОЛЕМ, пардон логином и паролем.

Подрочил? Оставь отзыв!

Имя:*
E-Mail:
Хочу сказать:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введи текст с изображения: *

Разминай здесь свое Дрочило!

Все сексуальные сцены - постановочные и выполняются профессиональными актерами
Всем моделям представленным на фото (видео) на момент съемки исполнилось 18+
Все материалы взяты из открытых источников в интернете
Администрация портала не несет ответственности за материалы, размещенные третьими лицами

Регистрация Онаниста

^