"Инфо к посту
  • Смотрели: 6742
  • Дата: 31-03-2014, 01:44
31-03-2014, 01:44

Моя маленькая королева (РАССКАЗ)

Рубрика: Эротические романы и порно рассказы

Прекрасный, золотоволосый король Северного Королевства Арундэлл восседал на своем престоле в величественной приемной Озерного замка. Рядом, под стать ему — столь же возвышенно прекрасная и гордая, сидела его невеста, в честь которой и проводилось сегодняшнее пышное празднество. Всего несколько дней как принцесса Элеана прибыла из Сумеречного королевства своего отца, чтобы по давно составленной договоренности, стать супругой могучего короля, и этим упрочить положение обоих государств. Свадьба была запланирована на день почитания Благословенной Матери, что будет через три дня. Считалось добрым знаком для молодоженов впервые возлечь на супружеское ложе в этот день, ибо Мать награждала зачатое в этот день дитя здоровьем, мудростью и красотой.

Король, с высоты своего трона, взиравший на свою невесту, не мог дождаться назначенного срока, представляя как ее нежное, молочно-белое тело распрострется под его тяжестью, а иссиня черные змеи волосы обовьют ее раскрасневшееся от пробужденной страсти лицо. Он мечтал, как его грозный меч войдет в ее девственные ножны, как прогнется от боли и наслаждения ее хрупкий стан и как в орошенном ее кровью гроте, посеет он свое семя. Кто бы мог подумать пять лет назад, что из маленькой, пугливой девочки с индиговыми глазами, которую он видел лишь однажды, в день заключения договора, вырастет эта прекрасная, желанная нимфа, своей непорочной красотой, затмевающая всех дам, присутствовавших в этом зале. И он, сорокалетний, умудренный опытом мужчина, познавший в своей жизни несметное количество женщин, как высокого, так и низкого происхождения, трепетал от едва сдерживаемого желания перед своей юной невестой.

Гости проходили мимо тронного возвышения длинной вереницей — преподнося подарки молодой паре, заискивающе раскланиваясь — надеясь получить благосклонность повелителя и его прекрасной новобрачной. Дарами уже полнился специально для этого установленный постамент. Там были драгоценные, инструктированные великолепными камнями кубки и чаши, отрезы легчайшей, словно паутинка, изумительной красоты ткани, расшитые гобелены и ковры ручной работы, лучшие изделия ювелирных дел мастеров, кувшины дивных южных амброзий и засахаренные плоды из садов Амиониса. Высокие гости похвалялись друг перед другом своими дарами, словно торговцы на базаре, надеясь выставить себя в самом лучшем свете перед очами государя. Он же, поглощенный своими мыслями, лишь отстраненно кивал, предоставляя Элеане право дарить одну-две вежливые фразы благодарности. Однако, при виде сутулой фигуры в темно-пурпурной мантии, золотом расшитой неведомыми символами, он заметно оживился. Взгляд его напряженно вперился в изможденное, бородатое лицо старца, почтенно стоявшего в середине процессии, проходившей мимо трона. Подарки к этому времени заметно оскудели, так как вслед за высшей знатью и председателями гильдийных союзов, честь быть представленной принцессе выпала старшей замковой челяди во главе с сенешалем.

Вскоре очередь дошла и до согбенного старого мага, за кем так пристально наблюдал король. Он на трясущихся ногах, опираясь на увитый диковиной резьбой посох, с гладким набалдашником, приблизился к трону. В руке его был небольшой, расшитый бисером мешочек, который он вопреки этикету не положил с другими подарками, а протянул прекрасной невесте.

— Пусть молодая госпожа благосклонно отнесется к моему дару, — проскрежетал он своим скрипучим голосом. — Я лишь скромный слуга Высших Сил на службе нашего добрейшего короля Дориана, и не в состоянии создать для вашей милости настоящее чудо, но сбор этих трав, положенный в изголовье, принесет удачу и радость госпоже и облегчит ей переход из мира девичьих грез в мир созревшей женственности, — добавил он, масленно поблескивая белесыми глазками из под низко надвинутого капюшона.

Элеана удивленно и слегка надменно смотрела на старого волшебника, не зная как поступить. Оглянувшись на своего суженного, и увидев его одобрительный взгляд, она приняла дар и сдержанно поблагодарив, тут же перевела взгляд на следующего дарителя. Маг, недобро сверкнув глазами, оскорблённый пренебрежением принцессы, подобострастно сгибаясь и пятясь задом, отошел. Его старческий рот скривился от едва сдерживаемой ненависти и затаенного торжества.

Ни жених, и невеста не заметили этого. Она уже устала от этой бесконечной процессии и не могла дождаться, когда же, наконец, церемония представления подойдет к концу. От вежливых слов, улыбка на ее лице как будто застыла, отдаваясь болезненной напряженностью скул, а золотой обруч, стягивавший лоб, вызывал дурноту и головную боль. Кроме того, взгляды короля, которые словно докучливые насекомые, ползали по ее телу, пугали ее и вызывали негодование. Нет, она была дочерью своего отца и знала, в чем заключается ее долг и предназначение — родить королю достойного наследника. Но она не желала уподобляться дворцовым шлюхам и принимать любовные ухаживания короля, так и норовившего затянуть ее в прохладные, затемненные альковы, которыми были полны залы замка, с расположением. Его объятия и влажные поцелуи не тревожили ее — она принимала их с должной жене покорностью и безразличием, едва скрывая брезгливость. Король был еще достаточно молод, красив зрелой, мужественной красотой и добр к ней, но хоть и благодарная судьбе за это, Элеана тем не менее нежных чувств к нему не питала — в назначенный час она выполнит, что от нее требуется, как и подобает, с достоинством присущим даме ее происхождения, а большего никто не смеет от нее требовать.

Длинная процессия наконец подошла к концу и пришел час вечернего пира. Оглушенная представлением бродящих артистов, не жалевших ни глоток, ни своих инструментов, и шокированная разнузданностью нравов двора своего будущего супруга, Элеана как только это стало возможно, отпросилась уйти отдыхать, притворяясь, что еще не совсем пришла в себя после утомительной дороги. Дориан, целиком захваченный разворачивающимся перед ним на сцене непристойным действом и обильным пиршеством, лишь благосклонно кивнул.

Сопровождаемая своей свитой будущая королева прошла в предоставленные ей покои. Обстановка хоть и была дорогой, но слишком кричащей — массивная мебель красного дерева, бархатные занавеси, обилие золотых подсвечников и статуэток — ей не хватало изящности, присущей мастерам Сумеречного королевства. В этой комнате ей нравилось лишь одно место — просторный балкон с изящной балюстрадой, под которым колыхались темные воды озера. Вид отсюда, особенно по утрам открывался потрясающий. Но сейчас была ночь, и к тому же довольно холодная, было неблагоразумно и думать о том, чтобы посидеть на балконе под звездами. Вздохнув, Элеана решила, что нет смысла жалеть о невозможном и навсегда утерянном — ей надо поскорее смириться с новым домом и его порядками. Либо со временем — изменить их. Решимости ей хватит!

Привезенные из дома рабыни помогли ей снять роскошное шелковое платье лазурного цвета, что так чудесно подходило к ее темным глазам и волосам, освободили шею и волосы от тяжелых золотых украшений и провели в прилегающую комнату, где паром дымилась большая ванна. Элеана с наслаждение опустилась в горячую, ароматную воду, позволяя теплу расслабить ее уставшее тело. Выйдя из воды, служанки промокнули ее нежную, порозовевшую кожу полотенцами, натерли душистыми маслами, и накинув через голову прозрачную кружевную сорочку занялись длинными, до бедер, густыми волосами.

Принцесса, откинувшись в кресле, умиротворенно принимала эту обожающую ее заботу, когда дверь в комнату распахнулась и на пороге появился сам король, собственной персоной. Окружавшие хозяйку девушки, испуганно вскрикнули. Дориан лишь метнул на них строгий взгляд и взмахом руки выгнал из комнаты. Элеана осталась наедине с будущим мужем. Она не боялась его, но с опасением смотрела на его красное лицо и толстую шею с выступившими венами, что говорило о том, что государь вряд ли пропустил хоть один из бокалов вина, лившегося щедрой рекой на пиру.

— Я пришел пожелать вам спокойной ночи, душа моя, — немного заикаясь и говоря нарочито медленно, словно боясь запнуться, проговорил король.

Элеана лишь встала и прямо посмотрела ему в глаза.

— Также хотел просить вас не пренебрегать подарком, преподнесенным вам сегодня моим придворным магом, — не в силах сдержать влечение, король медленно приближался к маленькой, молча стоящей фигуре, — это я его просил изготовить специальную смесь для вас. Она поможет вам с благосклонностью принять предстоящие вам перемены и сделает ваше чрево плодородным для моего семени, чтобы зачатие нашего ребенка произошло именно в день свадьбы. Мои астрологи предсказали, что наш сын станет величайшим из королей, что изменит весь наш мир, — дойдя до нее, он крепко обнял руками ее тонкий стан, прижав к своему могучему телу. Дрожащие его пальцы запутались в ее волосах, полные, красные губы стали покрывать ее лицо и шею жадными поцелуями.

Элеана не двигалась, позволяя его влажному рту с жесткими, колючими, пшеничного цвета усами, бродить по своей нежной коже, лишь отворачивала губы. От него пахло перегаром, руки, лапающие ее, были потными и горячими. Она знала о пророчестве. Аналогичное предсказание существовало и в ее королевстве. Именно желание быть причастным к нему, подсказало ее отцу предложить ее руку Дориану, чтобы именно она стала матерью будущего властителя мира.

Руки короля, еще больше распаленного ее податливостью, спустившись по ее спине, уже терзали ее округлые, упругие ягодицы. Совсем потеряв голову, он, подхватив девушку на руки, и понес на кровать, но не рассчитав влияние выпитого, зацепился за край ковра, не удержался на ногах и упал на постель, опрокинув на себя испуганную невесту. Воспользовавшись было моментом, девушка хотела вырваться из его медвежьих объятий, но дернувшись лишь с треском порвала тонкую ткань ночной рубашки, обнажив мягкую, полную грудь с темно-коричневыми сосками. От такого зрелища остатки разума покинули короля. Подмяв под себя свою извивающуюся пленницу, он начал покрывать горячими поцелуями трепещущую белую плоть, руки его задрали подол рубашки и проникли между бедер к абсолютно гладкому, по обычаям Сумеречного королевства, лобку.

Элеана всеми силами, пытавшаяся не поддаваться панике, застыла от животного ужаса. Она понимала, что еще немного и ее первая брачная ночь будет перенесена на сегодня и сейчас, и не знала как этого не допустить.

— Подождите, государь, подождите, — умоляла она, безуспешно пытаясь свести раскрытые его руками бедра, — вы не должны этого делать, — задыхалась она. — Пророчество! — голос сорвался на крик, когда его большие пальцы деликатно проникли в ее лоно, — Невеста должна быть девственницей!

Последние ее слова, словно по волшебству, проникли в затуманенный вином разум короля. Медленно, словно сопротивляясь действительности, он отнял руки от ее замершего тела. Встряхнув головой, как большая собака, он с тоской и отчаянием в глазах, смотрел на раскинувшееся на алом бархатном покрывале белое тело — смявшаяся на плоском животе рубашка, круглые, порозовевшие под его губами, идеальной формы груди, выпуклый лобок и длинные стройные ноги, которые она судорожно свела вместе, опасаясь нового всплеска его безумия.

— Прошу прощения, — его голос звучал хрипло и гулко, словно пробиваясь из глубокого погреба, — вы — правы. И я должен быть вам чрезмерно благодарен, что вы удержали нас от этого неосмотрительного шага... Но мне сейчас очень сложно сфокусироваться на благодарности, — его голодный взгляд продолжал блуждать по ее обнаженному телу. Элеана, не смея сделать вздох, смотрела широко раскрытыми глазами на попытки Дориана удержать себя в рамках благоразумия. — Не могли бы вы прикрыться? — вдруг обреченно попросил он, и отвернулся.

Девушка быстро натянула на себя покрывало. Мужчина взлохматил волосы, встряхнулся и расправил плечи. Он снова стал похож на грозного, справедливого короля, а не одержимого похотью самца.

— Где мешочек с травами, что дал вам маг Виксениус? — спокойным, сдержанным тоном, спросил он.

— Я сказала служанке положить его в ларец, возле кровати, — показала девушка.

Он молча открыл ларец и, достав источающий пряный, травяной аромат мешочек, положил возле ее подушки. При его приближении девушка сжалась, он же лишь наклонился и быстро прикоснувшись губами к ее лбу промолвил:

— Спокойной ночи, душа моя.

Выходя из его покоев, Дориан, готов был стукнуться головой о каменную стену, чтобы покарать себя за совершенную глупость. Он как никто другой, заинтересован в точном исполнении пророчества, но стоило ему почувствовать в своих руках теплое совершенство тела собственной невесты, как он было сам не разрушил то, к чему стремился столько лет. Ее сладкая, нежная плоть все еще стояла перед его глазами. Его так и подмывало вернуться и показать ей, что мужчина и женщина могут доставить удовольствие друг другу, не затронув ее девичьего цветка. Но вспомнив изящество ее лепестков под своими пальцами, он понял, что не может позволить себе поддаваться этим фантазиям, так как не уверен, что сможет сдержаться.

Ему нужна женщина. Все равно какая, но достаточно податливая, что без долгих уговоров, дала бы облегчение его измученному телу. Перебирая в уме придворных дам, с которыми имел весьма теплые и близкие отношения, он дошел до своих покоев. В комнате молоденькая служаночка наводила порядок и готовила постель для хозяина. Ее пухлые бедра, поднятые кверху, колыхались от энергичных движений, пока она взбивала перины и разглаживала простыни. Слишком занятая своей работой, она не услышала прихода мужчины. Он тихо подошел сзади и обхватил ее большими руками за ягодицы. Девушка испуганно заверещала, но обернувшись и увидев самого короля, тут же замолчала. Ему не хотелось говорить. Он знал, что служанка не посмеет ему отказать и с яростью накинулся на нее, утоляя накопившийся голод.

Она была чистой и аккуратной, с красивыми, добрыми, карими глазами и пушистыми, светлыми волосами, выбивающимися из под чепца. Под одеждой у нее оказались большие, длинные груди, похожие на спелые груши и мягкие, полные бедра. Сорвав простую сорочку вместе с корсетом и поношенной юбкой с ее плеч, он поставил ее на колени и бесцеремонно приставил своей большой, напряженный член к ее губам. Девушка всхлипнула, растерянно глядя на него и не понимая, что от нее ждут.

— Открой рот и попридержи свои зубы, шлюшка, — сухо проговорил он, не обращая внимания, на покрывшиеся краской от незаслуженной обиды щеки служанки. Она его не волновала — просто девка, подвернувшаяся под руку. Для нее честь, что сам король решил попользоваться ее.

Девушка послушно широко открыла рот, словно рыба, вытащенная из воды. Его член рвался в бой и быстро и грубо вошел в ее влажную глубину. Схватив ладонями ее за щеки, он сжал их, придав ее рту форму упругого колечка. Потом, не отпуская ее лица, начал быстрые, резкие движения, не замечая ее недоуменного мычания и выступивших слез. Откинув ее голову, и сменив угол напора, он попытался проникнуть еще глубже — в ее горло, но девушка истошно завопила и закашлялась. Дав ей отдышаться, он попытался снова натянуть ее на свой член, но опять не преуспел, лишь вызвав у нее рыдания и приступ захлебывающегося от рвотного спазма, кашля.

Не долго думая, он развернул ее и толкнув в спину, заставил встать на четвереньки прямо на полу возле кровати. Ее полное тело подрагивало от прерывающихся всхлипываний: развернутые ягодицы, отвисшие груди, касавшиеся сосками пола. Дориан, смочив член слюной, направил его в ее раскрывшуюся щель. Она была вначале болезненно сухой, но быстро увлажнилась и начала хлюпать от его сильных, глубокий проникновений. Звук раздражал короля, а изнывавший от перевозбуждения член никак не мог кончить в ее растянутом влагалище. Взгляд его упал на узкую, сморщенную дырочку между ее полных ягодиц. Вытащив член из ее влагалища, он покрепче ухватил ее за зад, и не дав понять, что он собирается делать, начал вводить свой скользкий, мощный член в ее анус. Служанка было закричала, но получив звонкий шлепок по заду, замолкла и сцепив зубы, лишь глухо стонала и охала, пока он проталкивал свой член в ее узкую заднюю дверцу. Дав ей попривыкнуть, он начал двигаться, вначале медленно, потом все быстрее, насаживая ее попку на свой жезл, чувствуя, как долгожданная разрядка сжимает предвкушением его мошонку. Застонав, он бурно кончил. Выйдя из раскрытого алым зевом ануса, оттолкнул женщину и встал. Подошел к чану с водой и громко, плюхая от удовольствия, окатился.

Когда он закончил с умыванием, девушка уже успела одеться, и потупив глаза ждала его дальнейших указаний.

— Как тебя зовут, — безразлично спросил Дориан.

— Ядвига, мой повелитель. Я — жена кузнеца, что на конюшне у вашей милости, — ее голос был довольно приятен, хоть и дрожал от только что пережитого унижения.

— И дети есть? — спросил король.

— Да, четверо. Сыночку уже шесть и три дочки, младшенькая в колыбели еще. Я же сирота, ваша милость, так меня мачеха совсем молоденькой замуж то и отдала.

— Ясно, — он махнул рукой, прерывая ее излияния, — приведи завтра сына к сенешалю, он пристроит его к работе. Может отцу помогать или на конюшне. А дочек, как подрастут, пусть на кухне пристроят.

— О, благодарю, благодарю, ваша милость, — женщина упала на колени, из глаз ее снова полились слезы. Ему была неприятна ее искренняя благодраность.

— Уходи теперь, — приказал он.

Элеана никак не могла уснуть. День был долгим и утомительным — с церемонией представления, миллионом безликим фраз, последовавшей вакханалией пира и, наконец, обезумевшим от похоти нареченным в ее спальне.

Сейчас, отойдя от пережитого страха, вновь облаченная в сорочку, вспоминая горячечные ласки короля, она чувствовала какое-то непонятное томление. Он был пьян, но тяжесть его тела на ней, губы на сосках, ласковые пальцы в ее лоне — не были ей неприятны, скорее наоборот. Эта податливость собственного тела пугала ее. Ведь она не такая, она дочь короля и будущая жена короля, ей не пристали эти низменные чувства и желания.

Несмотря на усталость, беспокойство не покидало ее. Она вертелась в простынях, пытаясь унять жар и волнение. Сильный запах волшебных трав рядом с подушкой, только еще больше растравлял ее напряженные чувства. Запах дурманил, принося с собой непонятный ей зов. Куда? Зачем? Сама того не заметив, Элеана все же медленно поддалась таившемуся в магии трав заклятию и погрузилась в глубокий сон.

Во сне она снова слышала этот таинственный зов и чувствовала, что уже не может ему противиться. Тело ее, как бывает только во сне, вдруг стало легким и парило, как облако над землей. Оно, словно имея собственную волю, перелетело через ограждение балкона и нырнуло в глубины озера. Ледяная в это время года вода, лишь ласковой прохладой окружило ее разгоряченное молодое тело. Элеана плыла. В голове ее не было ни одной связной мысли, она лишь знала, что должна плыть, что там, вдали, где рубиновым глазом светится одинокое окно на вершине высокой башни, ее давно уже ждут...
***
Старый маг Виксениус уже очень долго жил на этом свете. Другой бы уже давно со счета сбился, но он все прекрасно помнил и желал лишь приумножить эти годы. Но, несмотря на колдовские снадобья и опасные заклинания, его тело, хоть и не так быстро, как ему предназначено природой, но все же старело, покрываясь старческими пятнами, морщинами, становясь все более дряхлым.

Когда предыдущий король Арундэлла, отец нынешнего короля Дориана, захватил мага на поле боя, сраженного стрелой, пущенной из заколдованного лука, он потребовал в обмен на спасение, принести его дому священный обет повиновения и вечного содействия. Умиравшему магу было не из чего выбирать и он сам связал себя колдовскими путами, признав владычество над собой королевской воли. Не без помощи мага королю удалось справиться с многочисленными врагами, завоевать уважение и почет, а также разбить немало женских сердец. Арундэлл стал величайшим королевством на Длинных Землях и именно тогда звезды сложились в Пророчество, которому было суждено сбыться долгие годы спустя, в замке у озера Хэрилл. Пророчество гласило, что ребенок, зачатый королем Арундэлла в чреве невинной девы в ночь дня почтения Благословленной Матери в году 4786 от Разделения Морей, станет величайшим из правителей и покорит все народы Длинных Земель. Конечно, старому королю самому хотелось дожить до этого дня и зачать великого сына, но никакие его усилия не остановили ход времени. На трон взошел его старший сын — Дориан.

При своей жизни король был по-своему добр к своему ручному волшебнику и даже позволил тому поселиться на маленьком островке в середине озера Хэрилл, на берегах которого стояла главная вотчина короля — Озерный замок. С позволения короля на острове была выложена высокая башня с комнатой наверх и лестницей, ведущей на крышу, откуда маг мог наблюдать за небесными светилами.

Виксениус был великим магом, но никогда не позволял себе в своем рабстве даже намека на это, притворяясь скромным слугой Тайных Сил, неспособным продлить жизни старого короля. Он подобострастно улыбался и елозил перед Дорианом, как раньше перед его отцом, ожидая момента, когда магический капкан, в котором он жил долгие годы, ослабеет, и ему представится случай вернуть былую власть и величие.

И этот день пришел. Когда волшебник узнал, что король выбрал себе в жены юную принцессу из Сумеречного королевства, его сердце затрепетало — в жилах наследников этого рода, тщательно оберегаемая, еще текла кровь древних гэлларов — магов-воителей. Возможно, и девушка несет в себе капельку благословленной крови, что смешавшись с его магией, сможет вернуть ему молодость и здоровье? Надежда эта, хоть и зыбкая, теплилась долгие годы, что продолжалось обручение — невеста должна была вырасти и созреть для брачного ложа. Наконец, за неделю до назначенной даты, юная принцесса прибыла в Озерный замок.

Лишь увидев ее издали, Виксениус почувствовал как его кровь взыграла, вступив в контакт с ней, с ее живительной эренгией — его надежды не подвели его: в ней явно жили тайные силы, о существовании которых она и не подозревала в своем невежестве. Он чувствовал их, приникал к ним, удивляясь прихотям провидения, наделившего таким потенциалом столь дальнего потомка некогда великой расы.

Девушка была красива, но горда и надменна, чем до крайности разгневала старого мага. Принимая его подарок, она даже не взглянула на него. Ярость и предвкушение, горячей рекой, разливались по его телу — уже просто находясь рядом с ней, он чувствовал возвращающиеся силы, но продолжал терпеливо ждать, боясь выдать себя раньше времени.

Только когда серебристый серп высоко поднялся на черном небосклоне, он позвал ее. Сперва легко, прозрачной струной зацепив ее разум, затем усиливая хватку, подчиняя себе все ее существо. Она придет.

Вскоре его совиный взгляд различил маленькую светлую тень, быстро разрезающую зеркальную гладь озера. Вот, она уже выбралась на берег и идет к башне. Поднимается по ступеням. Ему остается лишь ждать. Она сама идет к нему.

Элеана чувствовала себя очень странно. Ей казалось, что ее тело больше не принадлежит ей. Она чувствовала его, могла пошевелить пальцами, развести руками, судорожно дернуть ногой, но не могла заставить себя остановиться и перестать плыть.

Когда в изнеможении, она, наконец, выбралась на берег маленького, каменистого, заросшего сухим кустарником островка, ей хотелось только одного — лечь и больше не вставать. Белая рубашка прилипла к мокрому телу, волосы облепили лицо и руки. Но неведомая сила тянула ее дальше, опутывая разум, словно паутиной чужой воли. Тело снова стало легким, как полоса предутреннего тумана, и она почувствовала как словно полетела по вившейся тропке, в дверь башни и по лестнице до самого верха.

Войдя в дверь она оказалась в большой, круглой комнате, освещенной тусклым светом нескольких, отчего-то горящих красным пламенем, свечей. В тенях скрывались непонятные ей сооружения, столы были завалены колбами, связками сухих трав и толстыми свитками. Старый маг Виксениус стоял посреди комнаты, глядя прямо на нее, и радостно потирал свои сморщенные ручки.

— Ну вот ты и пришла, моя маленькая королева, — шепелявя беззубым ртом, проговорил он. — Теперь ты здесь и лишь мне решать, что с тобой делать дальше, — он хрипло захихикал. Элеана молча стояла, внутри холодея от ужаса, но не в состоянии произнести ни слова. — Да знаешь ли ты, мой дивный цветок, каким сокровищем владеешь? — воззвал он, сотворяя руками широкие пассы магического заклинания. В воздухе разлилось серебристое сияние и медленно потекло в сторону девушки. Ей хотелось отскочить, но тело не повиновалось, и облачко магии беззвучно растворилось в ней. Маг, пристально вглядывавшийся в ее лицо, внезапно залился лающим, харкающим смехом. Он не скрывал своего торжества. — Моя, вся моя, — безумно хохотал он.

Тишина наступила также внезапно. Взгляд его выцветших глаз стал жестким и сосредоточенным.

— А теперь мы поиграем, моя маленькая королева, — сказал он. Элеана почувствовала как чья-то злая воля давит на нее, принуждая упасть на колени. — Ты пренебрегала мной, почитая за никчемного слугу, теперь же твоя очередь служить мне. Тебе не нравится стоять на коленях перед дряхлым стариком, тебе — такой гордой и безупречной. Сегодня ты потеряешь свою безупречность, моя милая, и никогда ты больше не сможешь быть такой же чистой и невинной, — произнося эти слова колдун медленно подошел к склоненной девушке, костлявыми руками стал гладить ее по лицу и мокрым волосам. — Теперь здесь твое место, — хрипло сказал он, — на коленях передо мной.

Закопошившись в полах своей мантии он достал свое иссохшее мужское достоинство. — Приласкай его, радость моя, и ты увидишь, каким большим и сильным он станет для тебя, — жеманно улыбаясь приказал он. Элеана в ужасе смотрела на приближающийся к ее губам отвратительный отросток, но покорная воле колдуна, открыла губы, впуская его в себя. От омерзения все внутри сжалось, но ее собственный язычок принялся елозить по члену мага, а губы посасывать, возбуждая его. С неожиданной в таком дряхлом человеке силой, Виксениус, прижал ее голову к своим дряблым чреслам, не давая высвободиться.

Его член начала расти и крепнуть в ее влажном рту. Но вместе с тем начал изменяться и сам Виксениус: его кожа лишилась старческих пятен и стала упругой, белая борода укоротилась и обрела цвет, заплывшие катарактой глаза стали черными и ясными, мышцы налились силой, спина гордо выпрямилась. Исчезло тело старца: перед девушкой, утыкаясь крупным членом в нежное горло, стоял высокий, сильный, черноволосый мужчина среднего возраста. Он улыбался.

— Вот что со мной делает твоя нежность, моя ночная птичка, — глядя ей в глаза, засмеялся он. — Не ожидала? Ты — мой колодец, мой источник силы и молодости, — он упивался своим молодым телом, играл мускулами и весело смеялся, на время, словно забыв о девушке. — Ну теперь пора пришла насладиться нашим свиданием по-настоящему, не так ли, моя королева, — проговорил он, наконец, освобождая ее от своего жезла.

— Подойди сюда, — позвал он, указывая на странное сооружение, похожее на козлы, — но сначала сними свою рубашку, да осторожно, тебе в ней еще в замок возвращаться. — Элеана дрожащими руками стянула с плеч мокрую сорочку. При виде ее обнаженного тела, глаза мага загорелись. — Теперь ложись, принцесса, — насмешливо сказал он. Она покорно легла. Лежать было неудобно, поддержка была только у нее под спиной, голова слегка откидывалась назад, а руки и ноги болтались в воздухе. Но это продолжалось недолго — Виксениус широко развел ее длинные ноги и согнув в коленях, закрепил в специальных скобах. Руки развел в стороны и тоже связал. — Чтобы ты не трепыхалась, птичка моя, — ласково объяснил он.

Элеана лежала совершенно голой и распростертой перед незнакомым мужчиной, чей внушительный член налился кровью и стоял наперевес. Ее замутненный разум отказывался принимать действительность, и она изо всех сил пыталась вырваться из этого ужасного сна. Мужчина же, кажется, ощущая ее попытки, лишь насмешливо качал головой и продолжал любоваться ее совершенной красотой. Белая кожа поблескивала в свете свечей, соски сжались от холода, нежные бедра трепетали.

Волшебник, не торопясь, как будто с сомнением, положил большую ладонь на ее плоский девичий живот, погладил и сжал голый, гладкий как у девочки, лобок, вызывая в ней странный трепет.

— Тебе нравится, моя сладкая, не так ли? Не стоит пытаться скрыться от меня, малышка. Пока ты на моем поводке, все чувства твои и мысли для меня открыты, — спокойно объяснил он и продолжил свое внимательное исследование ее тела. Наклонившись, приник теплым ртом к ее губам, побуждая их раскрыться и впустить его язык. Руки его в это время нежно сжимали идеальные полушария ее грудей. — Кто бы мог ожидать такие богатства у такой маленькой девочки? — изумлялся он, осторожно перекатывая между пальцами бусинки ее сосков. От его страстных поцелуев губы Элеаны горели, грудь ныла под опытными руками, желая более дерзких ласок. Маг же, насытившись ее припухшими губами, прочерчивал своим горячим языком чувственные дорожки на ее щеках, шее, опускаясь к груди. Руки его, мявшие податливую плоть, уже были далеко не так деликатны — его грубые ласки пробуждали огонь где-то глубоко внутри, переросший в пламя, когда его рот поочередно начал терзать ее соски, покусывая и вытягивая их, пока те не стали похожи на прекрасные, налившиеся кровью рубины.

Элеана, не в вилах вырваться из колдовского плена, с юной, пробудившейся чувственностью принимала его жесткие ласки. Его нещадные руки на ее теле наполняли ее тоской и трепетом. Она жаждала чего-то, сама не понимая чего.

— Я знаю, знаю, чего тебе хочется, моя маленькая, — хриплым от возбуждения голосом прошептал он ей на ушко, обдавая своим горячим дыханием, — и ты это получишь, птичка. Получишь и разобьешься громогласным водопадом, который я изопью до последней капли, получив все, что ты способна мне дать.

Элеана не понимала, о чем он говорит. Мысли в ее голове были разрозненны и беспорядочны, как во сне. Лишь ее тело жило своей собственной жизнью. Когда Виксениус опустился на колени между ее раскрытых бедер и коснулся языком ее гладких нежных губок, она закричала. Он не останавливался, умело лаская ее сладкое лоно, как на инструменте играя на ней, извлекая протяжные стоны и тонкие вскрики, звучавшие симфонией в его ушах. Ее половые губки порозовели и увлажнились, клитор пульсировал сладкой болью от ударов его языка. Она чувствовала, что еще немного и потеряет себя, полностью растворится в затопившем ее восторге плотского наслаждения, и пыталась сдержать его. Но ее невинное сопротивление было тщетно в борьбе с опытом и магией. Не останавливая ни на секунду своей сладкой пытки, Виксениус уверенно вел ее к вершине. Когда ее тело выгнулось дугой, он лишь сильнее прижался широко раскрытым ртом к ее ароматному гроту и с силой надавил на клитор, сталкивая в пучину первого в ее жизни оргазма.

Принцессе казалось что она распадается на части, растворяется в прозрачном небытии, снова и снова падая и взмывая к небесам. Волны экстаза полностью поглотили ее, и несли за собой, даря невиданный восторг и ощущение полной свободы. Волшебник был поражен интенсивностью ее выплеска. На мгновение он даже усомнился, сможет ли принять в себя ее, выпущенную им на волю, энергию, но он продолжал плотно прижимать губы к ее трепещущей щели и ритмично вылизывать, выжимая все, без остатка.

Наконец, приливная волна начала медленно отступать, отставляя после себя опустошение и томную негу. Элеане казалось, что ее тело соткано из лунного света — настолько легкой она себя ощущала. Утомленный, переполненный Виксениус, опустился всем своим длинным, мускулистым телом на ее не мягкую плоть, крепко обнимая и прижимая ее к себе. Голова его покоилась на ее груди. Элеане была приятна его тяжесть, ей было тепло и уютно, и если бы не распростертые по сторонам руки, возникало странное желание погладить его по густым, черным волосам. Уловив эту ее мысль, маг улыбнулся и протянув к ней губы, нежно поцеловал.

— Ты — чудо, — улыбаясь прошептал он. Его черные глаза сияли восторгом, черты лица разгладились и лишились былой угрюмой сосредоточенности. Снова приникнув к ее манящему рту, он почувствовал напряжение члена, что было угасло в момент передачи энергии, прижатого к ее теплому бедру. Она заерзала под ним, инстинктивно подстраиваясь под него и желая полного обладания. — Нет, моя радость, нельзя. Твое чрево должно быть запечатано, чтобы поток энергии не иссяк, — сказал он. Почувствовав ее разочарование, он снова жарко поцеловал ее. — Но ты можешь доставить мне удовольствие и по другому. Ты ведь этого хочешь, не так ли? — она смотрела на него непонимающе. — Ничего, моя маленькая королева, я тебя научу, как ублажить мужчину. В конце концов, думаю, твой муж не будет возражать против такой твоей опытности, — он зло и иронично улыбнулся каким-то своим мыслям.

С неохотой слезая с ее тела, он подошел к ее лицу и встал на колени перед ней. Она повернула голову, не желая спускать с него зачарованного взгляда. Прямо перед ее лицом оказался его длинный член. Виксениус немного придвинулся, и жадная красная головка прикоснулась к ее губам. — Полижи его, — мягко приказал он. Она подчинилась, с удовольствием проводя язычком по упругому стволу, вдыхая его пряный, солоноватый запах. Он постанывал, медленно покачиваясь, водя членом по ее лицу, и наслаждаясь ее неопытными ласками. Девушка старательно вылизывала его, посасывала неглубоко входившую между губами головку, стучала язычком по спрятанным от взгляда мощным шарам в его мошенке. — Умница... Так... — одобрительно нашептывал мужчина, ласково гладя ее по голове. — Теперь постарайся взять его в ротик и соси, — подсказывал он, — ты уже знаешь, как это бывает, не бойся. — Элеана послушно открыла рот и пропустила его внутрь. Отвращения и в помине не было — ее переполняло желание доставить ему радость и безумно нравилось делать это с ним. Он медленно входил в ее сосущий ротик, придерживая ствол рукой у основания, скользил по губам, растягивал нежную плоть щек, вступал в танец с проворным язычком, приникал глубже. Но какой бы не была приятной эта шаловливая игра, он хотел большего.

— Сейчас мы попробуем кое-что еще, малышка, — сказал он, выходя из ее усердного ротика. Придерживая за голову, он нажал скрытую пружину, и поддерживающее шею девушки основание откинулось. Маг осторожно опустил Элеану — ее голова теперь лежала на скошенной под углом панели, прекрасные волосы черным озером раскинулись по полу. Встав на колени позади нее, и побуждая ее еще сильнее откидывать голову, чтобы видеть его, мужчина пристально вглядывался в юное лицо своей пленницы. Он чувствовал, что она все еще пылала, и этот жар в большей мере, чем его заклятие повиновения, руководило сейчас ее поступками. Преданность и обожание в ее глазах питали его гордыню и разжигали его похоть, но и пугали — он боялся потерять контроль и самому попасть под ее невинные чары.

Неожиданно, приняв решение, он щелкнул пальцами и пробормотал что-то на странном, горловом наречии. Девушка дернулась, почувствовал укол магии, но не поняла, что с ней произошло. Виксениус бережно обхватил ее голову своими сильными руками и направил свой член к ее губам. Прижимая ее язычок к нижнему небу, он начал совершать быстрые, неглубокие движения членом, потом вдруг останавливался и медленно проникал в нее на всю глубину. Ее горло, несмотря на расслабляющее заклинание, не пускало его вовнутрь. Он не отступал, так же ласково и настойчиво продолжал начатый ритуал — несколько коротких, энергичных скольжений по ее язычку и один длинный рывок внутрь, затем отступление с возможностью передышки для ее маленького горлышка. Его член стал каменным от напряжения, ее слюна стекала по стволу, собираясь влагой в мошонке.

Элеана издавала хриплые, булькающие стоны, но даже мысленно не сопротивлялась. Ее лицо раскраснелось от прилившей к голове крови, но она продолжала сосать его, сама насаживаясь на него. Совершая очередной выпад, он почувствовал, что у нее в гортани, что-то словно провалилось внутрь, открывая ему долгожданный проход. Триумф, энергетическим разрядом пробежал по его коже, когда он ощутил, что полностью находится внутри ее тела — ее носик упирался в его мошонку, а задранный подбородок касался его мускулистого живота. Отступив, давая ей глотнуть воздуха, он снова проскользнул внутрь ее горла, желая закрепить победу. Не позволяя ей снова напрячься, он несколькими быстрыми движениями довел себя до края, и судорожно выдохнул, когда позволил себе, наконец, долгожданную разрядку. Его семя потекло густыми, горячими сгустками прямо в горло принцессы. Она глотала, облизывала, обмякший член, закрыв глаза и мурлыкая как мартовская кошка, наслаждаясь терпким вкусом его семени.

— Кхе-хе-хе, хорошая работа, маленькая королева, — раздался над ней каркающий голос. Девушка распахнула глаза и с ужасом увидела над собой дряблое тело старого мага. Она хотела закричать, но почувствовала, что ее разум снова сковала чужая воля, и тело перестало подчиняться. — Чтож, ты доставила мне сегодня огромное удовольствие, моя ночная птичка, — проскрипел мерзкий колдун, снимая путы с ее рук и ног, — но думаю, тебе не стоит упоминать о сегодняшнем приключении своему суженному, да? — захихикал он, щипая ее соски своими колючими птичьими лапками. — Теперь накидывай свою сорочку и плыви обратно в замок, — с неожиданной силой в голосе произнес он, вдруг напомнив ей недавнего нежного возлюбленного.

Но ее мысли уже путались и сознание снова становилось рассеянным и послушным. Не чувствуя тела, она полетела вниз и скользнула в холодные объятия озера. Вскоре она уже была на балконе своей комнаты в замке, и проскользнув сквозь приоткрытые стеклянные двери, прямо как была, упала на кровать, погружаясь в глубокий, без сновидений сон.

Старый маг, наблюдавший с крыши башни за ее скользящей по озеру фигуркой, разминал скрюченные недугом пальцы, привыкая, к полученной от Элеаны силе — та бурлила вулканом внутри него, медленно подчиняясь его магическому превосходству, как немного ранее склонялась перед его страстью прекрасная, гордая, будущая королева Арундэлла. Впервые за многие годы, узкие губы колдуна растянулись в искренней улыбке: она не разочаровала его, наследница великих гэлладов. Чтож, он с предвкушением ждал следующей ночи, когда он продолжит свой древний ритуал возвращения молодости. Когда он закончит, не только ее сила, но и она сама будет принадлежать ему — душой и телом.

Метки: Минет, По принуждению, Эротическая сказка

Уважаемые случайные посетители, а также постоянные наши порно дрочеры, регистрироваться на сайте вовсе не обязательно. Зарегистрированный чел видит меньше рекламы (всего-навсего)...
Если Вас так заебала реклама, что мешает смотреть наши порно картинки и ролики - можете зарегиться либо войти под своим ВАГИНОМ и ПЕРДОЛЕМ, пардон логином и паролем.

Подрочил? Оставь отзыв!

Имя:*
E-Mail:
Хочу сказать:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введи текст с изображения: *

Разминай здесь свое Дрочило!

Все сексуальные сцены - постановочные и выполняются профессиональными актерами
Всем моделям представленным на фото (видео) на момент съемки исполнилось 18+
Все материалы взяты из открытых источников в интернете
Администрация портала не несет ответственности за материалы, размещенные третьими лицами

Регистрация Онаниста

^