"Инфо к посту
  • Смотрели: 2421
  • Дата: 30-08-2014, 21:07
30-08-2014, 21:07

Происходящее кажется фантазией (РАССКАЗ)

Рубрика: Эротические романы и порно рассказы

Хочу поймать летний загар и закидываю голову вверх, подставляя лицо ударяющим лучам. Солнце в самом зените, обжигает кожу, ослепляет взгляд, и я спасаю глаза, опуская их на взлетающие волны. Андрей, схватив на руки Лену, кружит ее в воде, и она визжит, одновременно хохочет, разрезая тишину пляжа своим звонким девичьим голоском. Отмечаю, что солнце — не самое яркое, что есть сейчас во всей картине. Знаю, ничто не может быть ярче этой парочки, купающейся в волнах. Они не сводят друг с друга глаз, и я любуюсь, как Ленкины золотистые волосы разлетаются под морским ветром и впиваются Андрею в лицо. На расстоянии чувствую, как он носом вбирает их запах, ощущает губами их вкус, уверенный в том, что вкус любимых волос — лучший на свете. Лена обнимает его руками, а я читаю Андрея мысли, его волнение, и, кажется, сам присоединяюсь к нему. Признаюсь, что я так хочу. Зависть? Ни в коем случае. Радость за то, что этот парень нашел свою судьбу — вот что я чувствую. Ведь Андрей — мой старший брат.

— Саша, иди купаться с нами! — кричит мне Ленка, а я отнекиваюсь, вроде хватит, накупался пока. Они выходят из воды и плюхаются на песчаное полотно. Этот выходной мы проводим вместе, и я рад, что брат взял меня с собой. Сам ложусь животом на песок, делаю вид, что смотрю на море, а украдкой скашиваю взгляд на молодую парочку. Андрей гладит лежащую Ленку по бедру, одновременно целуя в шейку, она выгибается как пантера, откидывает голову назад, закрывая глаза... Ласки любимого парня. Андрей меня никогда не стеснялся. Старше на пять лет, он был для меня авторитетом все мое детство и заменял рано ушедшего от нас отца. Вернувшись из армии, брат застал меня уже совершеннолетним подростком, который все также нуждался в его советах и поддержке. В его воспитании. Я впитывал все, что говорил мне Андрей, как губка. Восхищался его силой и уверенностью в себе.

— Борись, брат, борись до конца, — привык я слышать эти его слова в самых сложных ситуациях. То, что его выбрала Лена, одна из самых красивых девчонок нашего городка, мне казалось абсолютно справедливым. Она быстро сдалась его ухаживаниям, ее толпа поклонников осталась ни с чем, а Андрей смог заслуженно гладить эти соблазнительные загорелые бедра. Его рука медленно опустилась с бедра до маленькой щели между Ленкиных ножек — ниже треугольника купальника, пальцами трепетно проводит по нему. Рискую заработать косоглазие, но не могу это пропустить, прикипев взглядом к происходящей игре двух влюбленных. Указательный палец Андрея отодвигает еле-еле нитку купальника, приоткрывая краешек лона, медленно вползает под ткань, и, судя, по взгляду Ленки, погружается ТУДА. Они уверены, что я любуюсь морем, а у меня от подсмотренного будто ток пробегает по спине. Брат хоть понимает, что я подглядываю? Нас разделяет несколько метров, и мне вдруг становится стыдно. Леночка еле слышно охает в ответ на движения пальца брата. Чувствую, как наливается, твердеет снизу уткнутое (к счастью) в песок мое нижнее мужское сознание. Я силой, подгоняемый налетевшим стыдом, увожу взгляд.

— Отвернулся? — вдруг смеется Андрей надо мной. Он все понял! — Ну и зря.

— Ах ты!... — слышится возмущенный возглас девушки. Ленка опомнилась, отбросила руку Андрея и со злости лупит брата ладонью по спине, Андрей же продолжает хохотать своей выходке, прижимает Лену к себе, и они оба перекатываются по пляжу. Я ощущаю, как на лице сквозь загар пробивается краска совести, мой член съеживается, никнет, и я хочу провалиться под горячий песок. И даже сейчас отмечаю, насколько они, брат и Ленка, красивая пара. Девушка наваливается на Андрея сверху, демонстрируя мне, наблюдавшему их возню, свою круглую упругую попку и стройные длинные ножки. Еще раз мысленно клянусь себе, что это лучшее, что брат мог выбрать. Вскоре отмечаю, как они, лежа обнявшись, страстно, совершенно меня не стесняясь, нежно целуются в губы. Через месяц у них свадьба. Мы с мамой получим невестку, а Андрей — жену.

Проводим день на пляже, купаясь и загорая, а людей вокруг, несмотря на выходной, почти нет. Внезапно слышится шум, словно многократно усиленный пчелиный рой, и на пляж заезжает стая мотоциклов. Один из водителей подкатывает к нам и откидывает стекло шлема, демонстрируя скользкую, нагловатую улыбку. И без открытого шлема мы его узнали сразу. Шах!

Это был тот еще субъект. Ровесник брата, чувак крутился во всяких криминальных тусовках, был вхож в круги уголовников и прочих темных элементов, а сейчас нарушил наш отдых со своей свитой, группой молодых ребят. Когда-то ему нужно было то же самое, что и Андрею, точнее, та же САМАЯ. Леночка.

Она отшивала его ухаживания, пока в ее жизни не появился вернувшийся с армейской службы Андрей. Лена ответила брату взаимностью, что не могло не вывести из себя Шаха, и он стал действовать решительней. Ответ Андрея не заставил ждать, и разошедшийся Шах был опрокинут на асфальт возле городского клуба, где как-то вечером пытался с братом «побазарить насчет Ленки». Он не учел ни подготовки Андрея в десантных войсках, ни того, что тот свою девушку никому не отдаст. Брат был настоящий мужик. Воин. Мой пример для подражания.

— Привет, десантура! Леночка, здравствуй! — с деланным добродушием отозвался Шах.

— И тебе, привет, Шах, — спокойно, но резко, готовясь к любому раскладу, поднявшись с песка, ответил Андрей. Лена же промолчала, отвернувши взгляд на горизонт моря.

— Да не нервничай, Андрюха, — весело заметил Шах. — Слышал, вы пожениться собрались?

— Именно, — холодно ответил брат. Шах, человек с уголовной кличкой, никогда не попадет в список друзей брата. Андрей — человек с принципами. И уж тем более, он не поверит, что неудачный соперник может стать его другом.

— Ну, поздравляю, — объявил Шах, не снимая с физиономии свою фирменную улыбочку.

— Еще успеешь поздравить, — отреагировал Андрей. — Целый месяц до свадьбы.

— Тогда приятно отдохнуть, — сказал Шах и слез с мотоцикла. Он точно не собирался нас покидать.

Шах с компанией разделись и стали купаться неподалеку. Ощущал негативную энергию, словно волна исходившую с их стороны. Андрей с Леной сделали вид или действительно не замечали их присутствия. Я же краем глаза видел, как этот тип, Шах, обсматривал стройную фигурку Лены. С жадным, как у хищника, желанием в глазах. Явно не тот, кто забывает упущенное.

Компания Шаха расстелила покрывало, быстро накидав на него закуску и разлив вино. От приглашения погостить у них Леночка отказалась, но Андрей, настроенный миролюбиво, сказал:

— Давайте подойдем, посидим с ними немного. Мы не боимся и не брезгуем. Пригласили — уважим.

Так мы оказались в этой компании, и Шах с Андреем даже уговорили Лену пригубить вино. Прозвучало «кто старое помянет» от Шаха, и Андрей с Леной, да и я, расслабились. Разговорились. Обсуждались самые разнообразные темы, и мы с Андреем, разгоряченные молодым вином, оживленно участвовали в беседе с этой случайной для нас компанией.

Берег моря в нашей местности был усыпан скалами самой разной высоты. Тут речь зашла о скале, расположенной совсем рядом. Удивительного, совершенно невероятного вида, она называлась Луна. Со стороны скала выглядела в форме выгнутого полумесяца и была настоящим творением природы. Все знали, что залезть на нее из-за ее неудобной формы практически невозможно. И если ты не скалолаз с соответствующими инструментами и подготовкой, то мог лишь полюбоваться ее первозданным изяществом и высотой.

— На вершине скалы растет цветок радиола — редкий, — рассказывал один из парней Шаха. — Единственный в этих краях. Есть байка, что тот, кто его сорвет и подарит своей девушке, будет с ней вместе всю жизнь.

Я слышал эту легенду. О ней нам говорили еще в школе. Розовая радиола действительно редчайшее растение для этих, да и не только для этих мест. Цветок красивый, и если подойти к скале ближе, можно увидеть на самом верху его лепестки. Такие яркие и такие недосягаемые для местных ребят. Никто из присутствующих не помнил человека, сорвавшего цветок радиолы с Луны.

— Да ладно? — отозвался Шах на рассказ своего приятеля. — Так уж и никто?

Присутствующие парни Шаха наперебой подтвердили.

— Андрюха сорвет, — объявил с торжественной улыбкой Шах. У меня замерло сердце, заныло от какого-то странного, недоброго импульса. Шах стебался или провоцировал Андрея.

— А мы и без цветка будем вместе всю жизнь, — уверенно, жестко отпарировала Лена и прижалась к брату. Она, похоже, подумала о том же, что и я.

— А что? Слабо, Андрей? — не унимался Шах. — Для такой девчонки грех не напрячься.

Тень сомнения проскочила по лицу брата, но лишь на мгновение, затем исчезла, изгнанная решимостью и мужским духом. Я знал, что Андрей не отступит от вызова этого типа.

— Шах, перестань, — уже зло заявила Лена. — Хочешь, сам полезь.

— Для тебя — на раз, — с понтами в голосе ответил Шах. — Если сорву для тебя цветочек, будешь со мной? А, принцесса?

Да, взобраться на Луну Шаху не по зубам, но он явно развлекался или играл какую-то игру, и похоже, добился своего. В другой ситуации Андрей бы живо поставил этого бандюка на место, но сейчас Шах зацепил брата по-особенному, слишком подняв ставки... Андрей поднялся из-за застолья и внимательно посмотрел в сторону скалы. Она с грозным вызовом смотрела в ответ. Парни начали бросать поддерживающие Андрея фразы, Лена озабоченно, даже испуганно молчала. Брат молча двинулся в сторону Луны. Никто не остался на месте после этого шага, все подскочили и пошли за ним. На останавливающие крики Ленки Андрей не обращал внимания. Через несколько минут он уже стоял в тени скалы. Осмотрел ее, словно намечая путь движения вверх, просчитывая маршрут от выступа к выступу, поплевал на свои крепкие ладони и полез...

Вершина скалы метров двадцати казалась недосягаемой, но только не для Андрея. Он ловко и уверенно, находя самые удобные из неудобных выступов, передвигал свое выносливое тело к поставленной цели. Вот это физическая подготовка! Я с застывшим дыханием смотрел попеременно то на Андрея, то на цветущий куст радиолы наверху, фиксируя, как сокращается дистанция между ними. Парни, в том числе и Шах, кидали снизу всякие комментарии, шутки, но я не выдержал и попросил их замолчать. Его нельзя отвлекать. Потеря внимания может обойтись брату дорого. Периодически поглядывал на Лену, но девушка будто замерла на месте с поднятой головой и сама напоминала застывшую скалу, лишь слезящимися глазами выдавая в себе жизнь. Боялся даже представить, что в эти минуты творилось в ее душе.

До вершины оставались считанные метры, когда нога брата уперлась об очередной камень, и он оттолкнулся вверх. Камень вдруг не выдержал веса и отлетел, а Андрей повис на руках без опоры снизу, пытаясь одновременно ногами нащупать точку новую опоры. Я силой давлю внутри панику, сжимаю кулаки, веря, что Андрей выберется, и кляну себя, что ничем не могу ему сейчас помочь. Скала зловеще напомнила об угрожающей высоте, Лена не выдержала, нервы сдали, и сорвался ее дикий, наполненный ужасом крик. Андрей дернулся и вслед за обманувшим его камнем полетел вниз...

Брат мой... Держись, прошу тебя. Сейчас мы доедем до больницы и врачи приведут тебя в чувство, быстро вылечат. Ты станешь на ноги, и мы снова окажемся вместе, на нашем пляже. Мне так это нужно. Мне, маме, в слезах стоящей рядом в холодном, невзирая на лето, коридоре реанимации, Лене. Она тоже здесь, и мы не оставим тебя, что бы с тобой ни случилось.

— Он в коме, — как приговор озвучил врач состояние Андрея после его падения. — Отек мозга, состояние критическое.

Дни потекли один за другим, но ничего не менялось с Андреем. Состояние из критического переросло в стабильно тяжелое, как выражался доктор. Наконец, когда мы с мамой, начитавшись в интернете всяких рецептов излечения, стали с надеждой советовать их врачу, он устало посмотрел на нас и озвучил нечто новое. То, что заставило нас замолчать, замереть до оцепенения.

— Шансы вывести его из комы есть. Но если это сделать, ваш сын тотчас же умрет. Мозг поврежден необратимо. Мы ничего не можем с этим сделать. Предлагаю вам задуматься об эвтаназии.

Иностранное, непонятное слово прозвучало понятно, как никогда. Мама заплакала, услышав мнение доктора. Он считался специалистом высокого класса, лучшим в нашей области. Кто из врачей мог нас обнадежить, если не он?

— Это ты во всем виновата! — слезно закричала тогда мама на Лену. Сорвалась, выплеснула на девчонку всю пережитую боль. Лена регулярно посещала брата, ее пускали к нему в палату, где его безмолвное, бессознательное тело цеплялось за жизнь через аппарат искусственного питания. Лена разрыдалась, услышав обвинение отчаяния матери ее несостоявшегося мужа. Она изменилась за этот месяц, ее красота наполнилась грустью и тоской за Андреем. Ей не хватало его. Уверен, что и ему ее. Он просто не мог об этом рассказать, только с закрытыми глазами слушал ее признания и мольбы, когда они оставались в палате одни.

— Я провожу тебя, — сказал тогда я, выбежав за Леной, плачущей после разговора с матерью. Как мог, успокаивал ее, пока мы шли к ее дому. Лена перестала плакать и лишь молча кивала, когда я рассказывал ей о новых современных методах лечения подобных травм. Любовался ее точеным профилем, ее длинной шейкой, пока шел рядом. Восхитительная девчонка. У меня в мои восемнадцать еще не было женщины, все никак не мог завязать близкие отношения с девушками, а сейчас из-за болезни Андрея Лена была единственной из противоположного пола, с кем я общался. Беда сближает людей быстрее всяких там симпатий и влечений. Уже стоя у ее дома, я при прощании ощутил ее благодарный поцелуй в щеку. Вечером, умываясь на ночь, не позволил воде смыть поцелованное место...

* * * * *

Однажды вечером я никак не мог уснуть. Мысли одна за другой бороздили голову, лишая покоя и отгоняя сон. Из головы все не шла Лена. Как ей, наверно, сейчас одиноко одной? Именно сегодня целый день думал о ней, что показалось мне странным, необычным. Двенадцатый час ночи, завтра рано вставать, и я повернулся к стенке, делая очередную попытку уснуть, как вдруг услышал над ухом знакомый голос.

«Брат!». Я подорвался с кровати и обернулся. Голос Андрея, который я не мог спутать ни с каким другим, позвал откуда-то сверху. Вижу лишь пустую комнату и такой же пустой потолок. Послышалось, померещилось слуху? Или тоска за братом уже создают иллюзорные звуки? Неудивительно, ведь я так за ним соскучился. И тут голос Андрея снова пронзает мне слух.

«Саня, собирайся! Ей нужна твоя помощь».

— Андрей, ты где? — растерянно спрашиваю вслух. Неужели я медленно схожу с ума?

«Я с тобой. Но видеть меня ты не можешь. Просто слушай и верь мне» — диктует мне Андрей, затем продолжает почти приказом. «Прошу, не теряй времени. Беги к Лене».

Я никогда в жизни не одевался так быстро. Благо, мама уже спит, и я без ее расспросов буквально вылетаю из квартиры к Ленкиному дому, добираюсь также стремительно. Она живет в частном секторе, и в окнах ее небольшого домика уже темно. Останавливаюсь, прикидываю, что делать дальше, как тут слышу в стороне приглушенный крик. Оборачиваюсь к придомовым кустам и вижу, как у забора в зарослях травы происходит борьба. Обнаженные женские ноги заметно блестят в ночной темноте и бьются под навалившимся мужским телом. Еще один крик, явно заглушаемый чей-то ладонью. Все закипело внутри, подбегаю ближе и вижу, как Шах пытается усмирить лежащую под ним Ленку. Одной рукой этот подонок зажал ей рот, а вторая, оголив ножки, возилась в ее трусиках, забравшись к самому сокровенному. Кровь приливает к голове, а злость дает силу рукам. За секунды подлетаю к ним.

— Отвали от нее, — и резким движением стаскиваю Шаха с Ленки. Одновременно замечаю голую налитую грудь девушки и то, как она быстро поправляет разорванный на груди сарафан и потягивает вниз его задранные полы, скрывая белоснежные трусики. Шах падает в траву, но ненадолго. Заметив, что помеха его планам — это всего лишь я, быстро поднимается на ноги и угрожающе двигается ко мне. Мой взгляд цепляет его расстегнутую ширинку брюк. До чего же все это мерзко!

— Здорово, молокосос, — говорит эта скотина. — Ну учти, сам нарвался.

— Не тронь Сашу! — звучит сзади Ленкин возглас, но Шах пропускает его мимо, как и мольбы отпустить ее минуты назад. Он точно готов со мной расправиться. Моя злость уверенно вытеснялась страхом, и чувствую, как покрываюсь холодным потом. С таким крепким и закаленным в разборках быком, как Шах, мне не справиться.

«Сожми кулаки, согни колени и перенеси вес тела на правую ногу» — звучит тот же голос, по зову которого я вовремя оказался здесь.

«У меня не получится. Андрей, он слишком силен» — проносится в ответ мысль в голове.

«Получится. Когда подойдет вплотную, резко присядь и ударь правой поддых. Бей, что есть силы».

Шах стоял уже совсем рядом, мои же руки были по-прежнему опущены. Всем своим видом я показывал, что не готов драться, и он расслабился, ухмыльнулся, растянувшись в благосклонной улыбке.

— Чеши отсюда, пацан, и останешься цел, — заявил Шах. — А я тут закончу без тебя. Девчушка заскучала без члена, так что, сам понимаешь... Лады?

— Лады, — отвечаю я, затем резко сгибаюсь, и, вытолкнувшись с ноги, вколачиваю правый кулак бандюку в живот. Он взвизгивает и сгибается пополам. Поражаюсь, как у меня получился удар такой силы. Сразу подбегает уже пришедшая в себя, но еще сжимающая на груди рваный сарафан Ленка. Шах быстро возвращается в чувство, глубоко и жадно вбирая воздух. Он готов к бою, злоба перекашивает его лицо, и он снова направляется к нам. Я заслоняю собой Лену, выставив кулаки вперед, чтобы защищать ее и себя, одновременно понимая, что теперь Шах будет более собран и безжалостен.

Он сбивает меня с ног ударом в челюсть, легко отразив мой выпад кулаком. Боль пронзает голову, а губы встречают солоноватый вкус крови. Я отлетаю и падаю в кучу песка возле дома, Лена снова кричит, и странно, что никто из живущих вокруг не приходит на помощь. Все спят настолько крепко, что никому нет дела до расправы надо мной и одиноко живущей девчонкой. Шах движется ко мне, и остается ожидать череды ударов. Нужно найти в себе силы подняться...

«Набери песка в ладонь, и когда он подойдет близко, запусти ему в глаза» — слышу я совет Андрея. Что ж, в моей ситуации лучше не придумаешь.

— Ну что, молокосос, хочешь еще? — с издевкой спрашивает склонившийся надо мной Шах. Я выбрасываю руку с песком ему в лицо, и он, вскрикивая, начинает тереть глаза.

«Бей, брат! Не дай ему опомниться!» — уже кричит голос в моей голове.

Использую моментальное ослепление противника, сразу луплю его ногой в колено, и с новым взвизгом Шах падает на землю. Быстро приподнимаюсь и, следуя совету, бью со всей силы и злости кулаком в голову...

Подбежавшая Ленка хватает меня за руку, тянет к воротам своего дома. Отмечаю ее испуганные, блестящие в темноте зеленые глаза и разлетевшиеся золотистые волосы. Она прекрасна даже в стрессе, вызванном несостоявшимся, но таким близким изнасилованием. Шах, похоже, отключился, лежа без сознания, и торопиться убегать нет надобности, но все же следую за девушкой.

— Давай ко мне, — говорит она, и мы оказываемся в ее доме. Небольшой, но уютный домик был ей оставлен уехавшей матерью, и последний год девчонка жила в нем одна. Она запирает дверь, и для верности укрепляет защиту мощным дверным засовом. На окнах стальные решетки, и если этот скот вздумает продолжить, то мы защищены. В любом случае, теперь я Лену не оставлю.

— Останешься у меня до утра, — говорит она в такт моим мыслям, смачивая мне проспиртованной салфеткой разбитые губы. — Скоро он придет в себя и может караулить тебя снаружи, та еще сволочь. Я его знаю.

Призналась, что все время, пока Андрей лежал в больнице, Шах пытался ухаживать, потом, посланный подальше, донимать, а сегодня умудрился выманить ее на улицу и, получив отказ быть приглашенным в гости... в общем, я появился вовремя.

— Чаю будешь? — спрашивает Леночка, и я соглашаюсь, понимая, что сегодня уже не усну. Мы сидим на диванчике в ее комнате. Она переоделась, накинув на себя короткий домашний халатик. Впервые я ночью оказываюсь с девчонкой, да еще с такой красивой, да еще с Леной.

— А ты четко его уделал, — отметила она. Лена уже успокоилась и, одобрительно посматривая на меня, наливала чай. — Смелый, как твой брат.

«Как часто она мысленно сравнивала нас?» — про себя подумал я.

— К слову, а как ты здесь оказался? — спросила вдруг Ленка. Стресс у девушки сменился удивлением, когда она восстановила весь порядок событий. Еще бы. Брат жениха разгуливал возле ее дома. Но рассказать ей, кто меня сюда этой ночью прислал, так она решит, что я сумасшедший. Впрочем, и этого я не исключаю. В ответ Лене выдумаю что-то, вроде засиделся у друга и шел мимо.

Оба спать не хотели и дальше просто болтали. Старался развлечь Лену, отогнать ее впечатления пережитой неприятности, и вскоре она уже смеется над моими историями. Подумал, как же давно не видел ее улыбку, и мне вдруг стало радостно на душе. Ленка старше меня, по возрасту почти как Андрей, но чувствую, что ей нравится мое общество. Ей после того случая не хватало общения, простого человеческого понимания, и я был рад, что сейчас рядом. В свою очередь смог выслушать ее, и она легко рассказывала мне обо всем, что творилось в ее душе.

«Нравится тебе?» — услышал я опять человека, от которого точно ничего не скроешь. Его голос мне показался задорным, даже веселым.

«Ты о чем?» — мысленно отвечаю я. — «Она твоя невеста и любит тебя».

«Но я не могу быть с ней». Леночка близко не понимала, с кем я говорю в тот момент, пока внимательно слушаю ее рассказы о текущей жизни.

«Пока не можешь. Но это временно, и она тебя дождется».

«Нет, брат. Совсем не могу» — уже с холодной грустью услышал я.

Я должен об этом спросить у нее.

— Скажи-ка, Лена, а тебе никогда не казалось, что Андрей... ну, в общем, он с тобой рядом?

Лена помрачнела, задумалась, ее глаза налились печалью, но я не мог не задать ей этот вопрос.

— Мысленно Андрюша всегда со мной, — ответила она. — Но его рядом нет. И мне без него одиноко.

Она великолепна в своей тоске. Просто любуюсь Леночкой, настолько близкой сейчас, настолько притягательной и одновременно одинокой. Она не заслужила судьбы быть одной. После ее слов повисла пауза, с которой нужно было выйти.

— Знаешь, — заявляю я. — Ты можешь рассчитывать на меня во всем, пока Андрей... ну, в общем, болеет. И от козла этого, Шаха, я буду тебя защищать, и скучать тебе не дам, ну, короче, во всем.

— Ты славный парень, — рассмеялась она и вдруг благодарно погладила меня по щеке. Пальцы девушки словно пронзили меня насквозь, хотя касались нежно, легко, трепетно. Неужели я заслужил эту ласку?

— И так на брата похож, — тихо говорит Лена.

Ладони снова вспотели, как в недавней драке, но уже от другого. Лена смотрит мне в глаза. Я смотрю в ответ, и читаю в них любопытство, симпатию и что-то еще, совершенно неопределяемое, но такое важное, чувственное...

«Поцелуй ее», — слышу я голос Андрея. Он все видит, и, похоже, одобряет происходящее, да еще советует. «Андрей, она твоя девушка» — спорю я с ним, но брат настаивает на своем.

«Я сказал, поцелуй. Она этого ждет».

Мне уже приходилось целоваться с девчонками, но Лена — это было совершенно другое. Уже не могу отбросить мысль, что она мне небезразлична — мысль, которую я топил в себе все то время, пока Андрей лежал в больнице. Или еще раньше? Я чувствую, что запутываюсь, и мне нужен выход, прямо сейчас. Тишина ночи и близость Лены сбивают последний барьер. Я обнимаю ее и впиваюсь в ее мягкие влажные губы...

Она не вырывается, и я не знаю, удивлена она, рассержена или этого ждала. Ввожу язык глубоко, она его впускает, а за секунды получаю ответ. Ее тоненький язычок впивается в мой, доставляя сумасшедшее удовольствие. Мы сплетаемся в этом внезапном, но приятном поцелуе. Член внизу моментально затвердевает, а шея ощущает теплое кольцо ее ручек.

«У нее больше двух месяцев не было мужчины», — слышу я. — «Действуй».

Я решил не переговариваться с Андреем, а просто отдаться нахлынувшим чувствам. Прижимаю ее крепче, когда, наконец, она вырывается. Ее взгляд выдает возбуждение и одновременно смущение, даже стыд. Лена отворачивается в сторону.

— Прости меня, что позволила себе это, — еле слышно признается она... — Я не должна.

— Леночка, — так же тихо шепчу я. — Это я все начал...

«И продолжи», — снова подсказывает Андрей. Он не хочет, чтобы я терял инициативу, ничуть не переживая, что его родной брат собирается изменить с его невестой, будто так и должно быть. «Поцелуй ее в шейку, она это любит».

Происходящее мне кажется фантазией, эпизодом из сна, в который я мог провалиться этой удивительной ночью и не заметить. Что ж, тем лучше. Я завтра проснусь, один, без Лены, но впечатления близости с ней наполнят мою жизнь. Не могу себе в этом отказать. Но сон ли это? Снова обнимаю ее и касаюсь губами ее нежной белой шейки. Запах ее волос кружит голову, а слух вбирает звук из ее груди. Лена тяжело дышит, а я ощущаю, как забилось ее сердце. Возбуждение охватывает мое неискушенное в сексе тело, руки дрожат, но не выпускают ее. Она снова обнимет меня, давая себя целовать. Что делать дальше? Отсутствие опыта рождает волну неуверенности.

«Положи ее диван» — слышу я Андрея. Он не оставит меня, пока у меня все не получится, начинаю понимать я. Леночка не сопротивляется, когда я мягко повалил ее, и не выпускает меня из объятий.

«Расстегни ей халатик и поцелуй грудь. Она должна быть готова». Следую голосу сверху, и пуговицы расходятся с тканью от моих пальцев, открывая вид оголенной девичьей груди. Член вырывается из брюк от напряжения, а я впиваюсь губами в ее грудь, и Леночка стонет. Я от правой груди перехожу к левой, проводя языком по напряженным розоватым соскам, плавными круговыми движениями, отмечаю, как ей это нравится. «Теперь сними с нее трусики» — но как только я запустил ладонь под халатик, Лена приподнялась и стянула их сама. Расстегнула мне ремень на брюках и аккуратно высвободила изнывающий от возбуждения член, в буквальном смысле взяв инициативу в свои руки. Я, снедаемый страстью, наваливаюсь сверху, и чувствую, как член, направляемый девичьей рукой, погружается в ее влажную мягкую плоть. Мы вскрикиваем одновременно, и я привожу в действие свой первый в жизни толчок. Вхожу глубоко, плотно охваченный теплом ее влагалища, теплом своей первой близости. Вижу, как закрываются Ленины глаза и открываются губы, самые желанные для меня в этом мире. Целую их, жадно, жестко, сжав руками ее упругую попку. Член пульсирует у Леночки внутри, делаю несколько движений вглубь ее дырочки, и ощущаю, как что-то неведомое, неминуемое приближается ко мне. Удар дрожи изнутри, и настигнутый резкой, неожиданной волной наслаждения, выплескиваюсь в нее. Голова обессиленно опускается на женскую грудь, а спина получает легкое царапанье Ленкиных пальцев.

Я готов разорвать себя на куски от досады и злости. С конца стекают последние капельки спермы. Ну почему так быстро? Сколько минут или даже секунд ЭТО длилось? Леночка не успела ничего получить. Звучит уже посмеивание, но не надо мной, а над моими переживаниями.

«Да ладно, Саня. Не злись. Первый раз — он всегда быстрый». Андрей успокаивает меня, но все равно кажусь себе неумехой, не верю ему. Я должен быть сделать это дольше, лучше, как сделал бы Андрей на моем месте.

Но он не на моем месте. Скорее, я — на его. И я это отчетливо признаю.

— Не переживай, — вдруг слышу я Леночку. Она поняла, что со мной сейчас творится, поцеловала в щеку, легко, как обдула ветерком, отгоняющим грусть. — Первый раз всегда недолгий.

Я не могу представить, чтобы они с Андреем в эти минуты сговорились в утешении итогов моего первого секса, это было бы слишком.

— Извини меня, — бормочу я, но Леночка лишь улыбается и, не отпуская, гладит меня по плечам.

— Не извиняйся, повторяю тебе. Все нормально.

Проходит некоторое время, мы лежим, обнявшись, как крепкая пара. Сна нет и быть не может, во всяком случае, для меня. Тут я снова слышу голос брата.

«Приласкай ее. Сделай девчонке хорошо».

«Как?» Эрекции члена у меня еще нет, я словно выжат после первого недавнего оргазма.

«Так, как она любит. Языком между ножек».

Так можно? Неужели девчонкам так нравиться? Но спорить с братом, знающим Ленкины предпочтения как свои, смешно. Медленно приподнимаюсь и сползаю вниз, к ее ногам. Она следит за мной, сперва с удивлением, затем — с желанием, когда я развожу в стороны ее стройные ножки и открываю удивительный, манящий вид женского лона. Как она красива здесь, снизу. Опускаю голову и касаюсь языком ее влагалища. Сразу отмечаю ее руку, схватившую мои волосы и стон, вылетевший с ее рта. Успеваю заметить, как Лена выгибается от силы ласк моего языка. Ее таз приподнимается навстречу моим губам. Ласкаю ее дырочку, моментально покрытую влагой, нахожу бугорок клитора и переключаюсь на него. Бугорок твердеет, как скала. Плотно обхватываю его губами и по какому-то наитию втягиваю, мягко, трепетно, в себя. Лена уже вскрикивает.

— Да... так, — слышу ее короткие слова. Они подтверждают, что мой путь — правильный.

Ощущаю, как Леночке хорошо. Готовый продолжать столько, сколько ей будет нужно, я вылизываю ее нежно, с удовольствием, в качестве стимула получая ее благодарные хриповатые стоны. И тут отмечаю прилив ниже пояса, член наполняется эрекцией и желанием второй попытки.

«Не торопись, продолжай» — и я не останавливаюсь.

Вдруг Лена застыла, замерла и дернулась тазом несколько раз, сопровождая реакцию вскриком, как в небо взлетевшая птица. Затем сдавливает мою голову ногами, охваченными дрожащей волной.

«Что это?» — думаю я.

«Оргазм, братишка, — смеется Андрей. — Она так кончает. Ты первый раз удовлетворил девчонку, поздравляю».

Будто камень упал, свалился с души. Благодарю брата, чувствую энергию, вдохновение, целую ее дырочку напоследок и, поднявшись, ложусь рядом. Лена поворачивается, и я ловлю ее блестящий признательный взгляд. Зеленые глаза тянут меня к себе.

— Иди ко мне, — говорит она, и я снова обнимаю ее. Девушка нащупывает рукой мой член и убеждается в моей готовности продолжать. Продолжать учиться. Слегка улыбается и целует меня в губы. Затем встает, наклоняется над моим тазом и вдруг творит поразительное — втягивает член в свой ротик! Уже стоном, в свою очередь, раздаюсь я. Лена водит по нему губами, облизывает язычком, и мне безумно классно. Наблюдаю, как конец погружается и выныривает с ее рта, чувствую щекотку на бедрах от ее распущенных волос. Не верю, что все это — со мной. Я самый счастливый человек на свете.

— Хочу... — сдавленно шепчу я, и Лена останавливается, освобождает из губ мой член и встает на ноги. Как будет дальше, мелькает у меня? Длинные ноги, переходящие в заветный треугольник, плоский живот и идеальная, великолепной формы сексуальная грудь девушки заводят и требуют продолжения. Тут Лена залезает на меня, раздвигает ноги и ручкой возвращает мой стоящий колом конец себе в дырочку. Упирается руками об мои плечи и начинает двигаться на мне, ускоряя приятные телу трения. Мы поменялись местами, и сверху она возбужденно стонет, закинув голову к потолку. А мне что делать, так просто лежать и получать удовольствие?

«Делай встречные толчки вверх» — прочитав мои мысли, советует Андрей. Как же я сам не догадался? Ощущения стали острей, приятней. Так продолжается долго, и я отмечаю, что удовольствие есть, а оргазма еще нет. Член по-прежнему налит силой. Обнимаю ее мягкую попку, Лена начинает двигаться быстрей, и спустя время сдавливает влагалищем мою плоть. Та же реакция. Леночка кончила. Она еще сидит на мне с закрытыми глазами, и я позволяю себе не сдерживаться. Потянув на себя ее ножки, провожу серию толчков, отпуская свое желание, и вскоре дожидаюсь приятного спазма — второго за ночь. Чувствую, как поток спермы выстреливает в Лену. В глазах снова помутнело, девушка наваливается на меня и благодарно входит мне в ротик своим язычком...

«Молоток» — только и осталось отметить Андрею.

«Спасибо тебе, брат» — отвечаю я. Оценка брата была не менее приятной, чем оргазмы удовлетворенной Леночки. И еще я благодарен, что он позволил всему этому случиться. Хотя и не пойму, зачем. Ночь не дала мне этот ответ.

Остаток ночи мы проспали, как настоящая пара. Я больше не слышал голос брата, а наутро, проснувшись, застал Лену задумчивой и грустной на кухне. Уже рассвело, и она, окинув взглядом меня, голым вошедшего на кухню, снова отвернулась в окно. Почувствовал, о чем она думает. Об Андрее, и о том, что ей случилось ему изменить. Я молчу, ожидая от нее слов.

— Я — дрянь, — наконец, сказала Лена. Ее глаза казались опустошенными, совсем не такими как ночью. Но если я расскажу ей, что Андрей был не против нашей страсти, даже, наоборот — «за», она мне просто не поверит. Я что-то пытаюсь ей объяснить, убить в ней терзания от измены, а сам мысленно обращаюсь брату.

«Объясни ты ей сам!» — чуть не кричу я. Но Андрея могу слышать только я, он ничего не говорит ей, потому что она, пропустив мимо ушей все мои утешения и уговоры, подошла ко мне, поцеловала в щеку и проговорила:

— Саша, не надо... Уходи.

... Я брел по тому самому пляжу, где произошла беда. Добираюсь до Луны. В голове пусто, словно морской ветер разогнал мысли. Что ж, так даже лучше. Ни о чем не думать, пока не смогу помочь брату и Лене вернуться к жизни и к счастью. Признаюсь, что отдал бы все, лишь бы они были вместе, несмотря на свои чувства к невесте Андрея. А в том, что чувства есть, меня окончательно убедила ушедшая ночь. И я сохраню их в себе, зная, что они тверже и выше даже этой проклятой скалы.

Луна высится надо мной, а цветок радиолы все так же дразнит своей недосягаемостью. Редко что не получал Андрей на своем пути, и этот цветок, обыкновенное, хоть и красивое растение, стало причиной несчастья брата. «Если бы у него были крылья, Андрей спустился бы на Луну сверху» — подумал я, находясь в тени этой чудной по форме, но выразительной по содержанию, скалы. Тут что-то вверху отвлекает мое внимание, и я вижу летящий, привязанный к спортивному катеру, воздушный шар. Под шаром висел человек! Новый аттракцион, которыми изобиловали летние пляжи в нашем городе. Мысль, идея сразу приходит в голову. Катер возвращается к берегу, а я уже жду его, готовый подняться и опуститься на воздушном шаре в нужное место. На свою вершину...

* * * * *

Вечером я постучал к Лене в дверь. Она открывает, и я вручаю ей ярко розовый цветок радиолы. Она замерла, не ожидая увидеть меня с ним.

— Это тебе, — говорю я, спокойно, но с чувством. — От Андрея.

Она взяла цветок в руки, поднесла к носику и вобрала в себя его запах. Печально улыбнулась.

— Поехали к нему, — твердо сказала она.

... Мы вошли в палату, попросились, несмотря на вечер. Врачи знали нас уже как своих постоянных посетителей, к которым привыкли и которые готовы с их пациентом разделить беду. Андрей встретил нас, как и раньше, безмолвно лежащим с закрытыми глазами, с прикрепленным аппаратом, качающим в него остаток жизни.

— Андрей, я сорвал его, — говорю я, протягивая брату долгожданный цветок. Звучу громко, будто пытаясь его разбудить, растолкать, вывести его из этой злосчастной комы. Ответь же мне, хотя бы мысленно. Ты всю ночь накануне говорил со мной, спасал меня, учил смелости, силе, любви — всему, что за ночь сделало меня мужчиной. Очнись, брат! Я так хотел быть похожим на тебя!

«Спасибо», — прозвучало сверху, хотя губы брата были так же сомкнуты. Но голос, его голос я отчетливо слышал в своей голове.

— Андрюша, возвращайся, — проговорила вдруг Лена отчаянно, моляще. Я знал, что она его ждет. А я всего лишь попробовал его заменить.

Андрей ничего не ответил ей, но ответил мне.

«Я больше тебе не нужен» — услышал я его слова. «Береги Леночку, и будь с ней всегда. Я люблю вас».

«Ты о чем, Андрей? Мы ждем тебя!» — мысленно закричал я.

«Она полюбит тебя. Прощай, брат».

Это последнее, что я услышал от Андрея. Внезапно его безжизненная рука зашевелилась. Мы с Леной обомлели на месте, и я нашел силы позвать врачей.

— Скорее! Он возвращается!

Вбежали медсестры, затем главврач и они начали суетиться, применяя свои хитрые медицинские процедуры.

— Так, — нервно объявил врач. — Он выходит из комы. Укол... Еще.

Андрей будто оживал, уже зашевелилась его нога, но тут мы услышали тревожный возглас врача.

— Пульс падает!... Мы его теряем! Включить аппарат!

Мне кажется, как прозрачное облако поднимается над Андреем, и мне, давящему слезы, лишь остается проводить его взглядом в дальний, но надеюсь, интересный путь...

... Утверждают, что радиола растет лишь на скалах. Цветок любви облюбовал высоту, с которой видно всех парней и девчонок. Он видит, кто любит, а кто притворяется, называя любовью телесную страсть, проходящую после первого спонтанного секса.

— Готово.

Я полил только что высаженный цветок на могилке Андрея. Фото смеющегося брата смотрит на нас с Леной и одобряет все, что я придумал. Радиола будет расти здесь.

— Думаешь, приживется? — спрашивает Леночка.

— Конечно, — уверенно отвечаю я. — Ведь рядом мой брат.

Она целует его портрет на памятнике, и поворачивается ко мне.

— Спасибо тебе, Саша, — говорит мне моя девушка. Лена — то, что оставил Андрей для меня в этом мире. И это нужно сберечь, каких бы не стоило сил. Я принимаю ее нежные благодарные объятия и прижимаю к себе.

Метки: Измена, Потеря девственности

Уважаемые случайные посетители, а также постоянные наши порно дрочеры, регистрироваться на сайте вовсе не обязательно. Зарегистрированный чел видит меньше рекламы (всего-навсего)...
Если Вас так заебала реклама, что мешает смотреть наши порно картинки и ролики - можете зарегиться либо войти под своим ВАГИНОМ и ПЕРДОЛЕМ, пардон логином и паролем.

Подрочил? Оставь отзыв!

Имя:*
E-Mail:
Хочу сказать:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введи текст с изображения: *

Разминай здесь свое Дрочило!

Все сексуальные сцены - постановочные и выполняются профессиональными актерами
Всем моделям представленным на фото (видео) на момент съемки исполнилось 18+
Все материалы взяты из открытых источников в интернете
Администрация портала не несет ответственности за материалы, размещенные третьими лицами

Регистрация Онаниста

^