"Инфо к посту
  • Смотрели: 4601
  • Дата: 6-10-2016, 14:16
6-10-2016, 14:16

Зачет (РАССКАЗ)

Рубрика: Эротические романы и порно рассказы

В лучиках света, падающих из двух больших окон взбудоражено плясали пылинки. Наверное, заразились тревогой от студентов третьекурсников, которые только что пересдавали зачет. Летная сессия в Институте управления заканчивалась и Владимир, для студентов Владимир Сергеевич, только что принял хвосты у последних двоечников. Еще неделя и у него начнется законный отпуск. Размышляя о приятном, он сидел за столом и просматривал ведомости, перед тем как сдать их в деканат. Все графы были заполнены, а это означало, что никто не будет его вылавливать умолять и требовать зачета, дежуря возле кафедры. Владимир взял в руки ведомость второй группы и насторожился – у Глазковой зачет не стоял. Вот черт!

Он задумчиво потер переносицу. Глазкова это неприятно. Местная, так сказать знаменитость. Бич божий! Дочка! В Институте управления, где он подрабатывал, читая статистику, таких хватало, но Глазкова Наталья Олеговна была нечто особенное. Олег Глазков – известный предприниматель, величина по местным меркам. И дочка умело пользовалась положением папеньки. Коллеги Владимира очень часто ставили ей зачтено, лишь бы не связываться. Он бы тоже поставил, но она ни разу не пришла на пересдачу. А когда сдавала ее группа, она, ни капли не маскируясь, нагло все списала. Владимир тогда добросовестно пыталась выжать из ее кудрявой головки хоть каплю знаний, но все оказалось напрасно, и он отправил ее, ожидая увидеть вместе с другими двоечниками. Как она тогда возмущенно сверкала глазами! Вот и не пришла, обиделась.

Ну, обиделась, значит обиделась. На обиженных, известно, что возят. Не бегать же за ней. Декан, конечно, будет недоволен - не любит Никита Викторович проблем, он дипломат известный, но теперь это его головная боль.

Аккуратно сложив ведомости в стопку, Владимир лениво потянулся к сумке, как вдруг распахнулась дверь и в аудиторию влетела запыхавшаяся Глазкова. Потревоженные пылинки недовольно закружились в полосках света.

- Владимир Сергеевич, а я на пересдачу, можно? - бесцеремонно выпалила она, упругой походкой приближаясь к столу. – Вот, - Наталья небрежно кинула на стол зачетку. – Поставьте, пожалуйста.

Она стояла слегка склонившись, глядя на Владимира уверенными наглыми глазами, нимало не сомневаясь в результате. Хороша была чертовка! Длинные ножки, стройная. Небольшая, но и не маленькая грудь отлично проглядывалась в декольте свободного платья. Вокруг витал аромат недешевых духов. Тонкие пальцы с затейливой росписью на ногтях нетерпеливо постукивали по маленькой сумочке.

- Ты опоздала, Глазкова. На сегодня все. Теперь лови меня на кафедре, я еще буду здесь появляться в течение недели. А сейчас, извини. В час надо приходить, вместе со всеми, - сказал Владимир, спокойно убирая ведомости в сумку.
- Я не со всеми. Я сама по себе, – ответила Глазкова, недовольно двинув зачетку в его сторону.
Владимир развел руками.
- Все, все. Попробуй в четверг. Я буду около двенадцати, может и найду для тебя время.

Девушка озадаченно нахмурилась. Она явно ожидала другой реакции. Но что-то для себя решив, просияла.
- В четверг я не могу. У меня дела, - щелкнула застежка сумочки и на зачетку легка купюра в тысячу рублей.

Вот сучка! И не боится. Знает, что папаша от всего отмажет. Владимир разозлился, но взял себя в руки.
- Убери, - прошипел он. – Я тебе сказал, что сегодня ты опоздала. А это, - он небрежно махнул рукой на деньги. – Оставь для официантов в кабаках.

Глазкова вскипела. Гневно посмотрела на него. От возмущения у нее побелел кончик носа.
- Что ты выеживаешься здесь… - она с трудом сдержалась, проглотила слово, но он и так понял, «козел» или «мудак». Лексикон этих дамочек известен. – Что ты тут выделываешься, как я не знаю кто? Что мало? Надо добавить? Не вопрос.
Снова щелкнула сумочка и тысячную купюру прихлопнула пятерка, решительно прижатая тоненькой ладошкой.

Стараясь держать себя в руках, хотя получалось плохо, Владимир мысленно посчитал до десяти, потом еще раз до десяти. Встал, шагнул вперед, оттесняя Глазкову от стола. Тщательно выговаривая слова, произнес, скрывая рвавшееся наружу бешенство:
- Быстро убрала все это дерьмо и до свиданья. Давай, пока не началось!
Но Глазкова не отступила. Кривя накрашенные губки в похабной, все понимающей улыбке, усмехнулась:
- Неужели мало? Бери, деньги хорошие. Жене конфеток купишь, порадуешь. Не бойся, я никому не скажу.
Он чудом сдержался, чтобы не обматерить ее. Глядя в упор в ее бесстыжие глаза, негромко рявкнул:
- Вон!
Только сейчас до Глазковой дошло, что все пошло не так как обычно, не так к чему она уже успела привыкнуть.
- Неужели мало? Шесть штук? За зачет это с лихвой! – она бросила злой взгляд, но увидев его лицо убрала деньги в сумочку. Задумчиво повертела зачетку в руках, - Могу еще штуку накинуть, так уж и быть.

Владимир сорвался. Выхватив злополучную зачетку, он швырнул ее к двери.
- Вон! Убирайся! Ты у меня получишь зачет только если будешь что-то знать. Но тебе это не грозит… Или, если ты мне эту зачетку притащишь в зубах. Только так! А теперь убирайся!

Глазкова на секунду опешила, проводив глазами улетевшую на пол зачетку. Сжала кулачки. Лицо перекосилось.
- Ах ты! Что ты сделал? Раскатал губу! В зубах ему зачетку! Да знаешь, что с тобой будет? Да я… Урод! – ее трясло. Она выплевывала слова одно за другим. – Что ты о себе вообразил? Кто ты такой? Может тебе и на колени встать? И раздеться?

Приступ злости прошел, Владимир сумел немного успокоился. Глядя на дергающуюся перед ним, плюющуюся слюнями девицу, презрительно раздвинул губы в улыбке:
- А что, это мысль? Можешь и раздеться, и на коленях приползти. Но только чтобы зачетка была в зубах!

Глазкова смотрела на него, тяжело дыша, не в силах вымолвить ни слова от переполняющего ее гнева. Долго молчала. Вдруг она переменилась. На лице мелькнуло озарение. Губы сложились в блудливую улыбку.
- Ах, вот в чем дело? Посмотреть захотели, Владимир Сергеевич? Никогда шикарных девушек не видели? Так бы стразу и сказали. Это и дешевле выйдет…

Положив сумочку на ближайшую парту, она рывком сдернула платье, оставшись в маленьких беленьких трусиках. Бесстыже глядя на него, спросила, выпячивая грудь с небольшими коричневыми ореолами вокруг сосков.
- Ну, как?

Секунды две ошеломленный Владимир молчал, по-хозяйски осматривая стоявшую перед ним девку. Собравшись, неторопливо выдвинул стул. Уселся. Кивнув.
- Пойдет. Давай дальше, только дверь закрой. Мне то все равно, а тебе будет неудобно…
Глазкова возмущенно вспыхнула глазами.
- Пойдет? И это все? – хотела сказать что-то еще, но вспомнила про дверь. В три быстрых шага дошла до нее, повернула торчащий из замка ключ. – Значит, всего лишь, пойдет? Да? – с этими словами она ловким движением скинула трусики и бросила их рядом с сумочкой. – А так?

Встав в раскованной позе, нимало не смущаясь своей обнаженности не в самом подходящем для этого месте, она вызывающе демонстрировала себя Владимиру.
- Так уже лучше, - он не стал спорить, не стесняясь, рассматривая ее ладное соблазнительное тело, особенно смакую грудь и гладенький лобок с розовеющими губками. – Да, так определенно лучше. Теперь давай, зачетку в зубы и ползи сюда.

Почему-то его похвала Глазковой понравилась. Она снисходительно улыбнулась и опустилась на колени. Подняв зачетку и зажав ее зубами, не торопясь, смакуя каждое движение, двинулась к нему, время от времени, поглядывая на Владимира и наслаждаясь произведенным эффектом.

Впрочем он и не думал притворяться, откровенно любуясь разворачивающимся перед ним представлением. Девушка медленно ползла к нему на четвереньках. Он откинулся на спинку стула, с удовольствием разглядывая качающуюся грудь и виляющую попку.

Через минуту Глазкова остановилась у его ног. Подняла голову, протягивая ему зачетку. Ее глаза светились торжеством. Владимир взял в руки зачетку. Не торопясь открыл ее, продолжая рассматривать стоящую перед ним на коленях Глазкову. А она с интересом посматривала на ширинку Владимира, точнее на ощутимый бугор от вставшего члена. Увидев, что он заметил ее интерес, интригующе протянула:
- Вот даже как, Владимир Сергеевич! Наверное, я подарю Вам небольшой бонус.
Нагнулась над ширинкой и, зацепив зубами язычок молнии, потянула его вниз до упора. Требовательно посмотрела вверх. Владимиру ничего не оставалось, как, покоряясь судьбе, расстегнуть пуговицу и достать член, которым немедленно овладели мягкие умелые губы.

В коридоре прозвучали торопливые шаги припозднившегося преподавателя, и снова наступила гробовая тишина. Да кому ходить? Уборщицы придут утром, а летом в пол четвертого помещения института вымирали. Он осторожно положил руку на светловолосую головку, размеренно делавшую свою нежную работу. Расслабившись, он полностью отдался во власть губ и языка девушки, но не забывая время от время от времени открывать глаза, любуясь ею. Почему-то взгляд постоянно прилипал то к качающейся груди, то, поддергивающейся попке. Красивой попке, между прочим. Красивой и ухоженной.

В какой-то момент, повинуясь внезапному импульсу, Владимир протянул правую ногу вперед, завел ее между ног девушки, погладив внутреннюю часть бедра рантом туфли. Глазкова глубоко вздохнула, ему показалось, что она чуть опустила попку, как бы приглашая его. Опираясь на пятку он поднял носок и гладкая, в сквозных просечках, обувная кожа коснулась щелки девушки. Оказалось, он правильно угадал. Стоило ему прикоснуться к губкам, она начала легонько тереться ими о носок туфли. Владимир чуть не задохнулся от приступа возбуждения, настолько ее движения были развратными с оттенком какой-то униженной покорности, который совершенно не ожидал увидеть от Глазковой.

Судя по звуку, девушка сильно возбудилась, правда, непонятно когда, то ли когда ползла к нему, то ли чуть позже. Не важно. Он окончательно расслабился и закрыл глаза. Глазкова увлеченно ласкала его, не забывая и себя, елозя щелкой по носку туфли. Она часто дышала, изредка постанывая, иногда ему слышалось некое подвывание. Его член дрожал как струна, давно готовый взорваться, но Владимир терпел, продлевая удовольствия.

Не зря терпел… Глазкова вдруг вздрогнула, вцепилась пальцами в его бедра, и протяжно простонала. Замерла. Его терпение окончательно истощилось. Он взорвался, заполняя ее рот тягучими горячими струями, которые немедленно всасывались его нечаянной любовницей. Напоследок, она с особой нежностью облизала его опадающий член и вопросительно подняла голову. Весь налет наглости удивительным образом исчез. На Владимира сейчас смотрела девушка с тревогой ожидающая его первых слов.
- Да уж, - пробормотал он, заправляясь. – Бонус это что-то! Долго не забуду. Да еще в стенах почтенного учебного заведения…
Глазкова фыркнула, просияла, приподнялась, непроизвольно кинув взгляд на правую туфлю Владимира. Он посмотрел вслед за ней. На коричневой коже носка блестело мокрое пятно. И тут она окончательно сразила его. Легко сложившись, опустилась к ногам и двумя движениями языка вылизала туфли. Первым побуждением Владимира было отдернуть ногу, но он сдержался. Ему понравилось. Когда Глазкова снова посмотрела на него, он поманил ее пальцем.
- Ползи сюда. Если уж полностью выдерживать стиль… Будешь столиком, - поставив ее перед собой, и положив на спину девушки зачетку он быстро внес нужную запись и с широким росчерком расписался. – Как обещал… Но смотри, Глазкова, в следующем семестре у вас экзамен. Тут уж тебе пощады не будет, – ханжеским тоном сказал Владимир, сам удивляясь своей наглости.
- Я буду стараться, Владимир Сергеевич, - ангельским голоском ответила Глазкова, вставая с покрасневших колен и пряча лукавую улыбку.

Одевшись, и подойдя к двери, она внезапно обернулась и серьезно, без всякой рисовки, как бы размышляя, произнесла:
- Знаете, Владимир Сергеевич, никто и никогда так не вел себя со мной… Очень странное ощущение… Не знаю, что и думать, - покачала головой и вышла, тихонько притворив дверь.



Через неделю, Владимир снова вспомнил приключение на пересдаче. Выйдя из супермаркета, он уже хотел тронуться с полупустой парковки, когда раздался визг тормозов. Сбоку, носом к нему, подлетела ярко-красная машинка. Дверь распахнулась, и показалось смеющееся лицо Глазковой.
- Я Вас случайно не напугала, Владимир Сергеевич?
- Да, нет, Глазкова, не напугала, - ответил он, и распахнув дверь своего Соляриса, и из-за вежливости повернулся, опуская одну ногу на асфальт.

Сегодня Глазкова предпочла легкий короткий сарафан на бретельках и беленькие босоножки, которые напомнили ему ее маленькие трусики в прошлый раз.

Машины стояли боком друг к другу и открытые двери создавали нечто вроде тамбура, защищая от любопытных глаз. Девушка выпорхнула из машины, сверкнув голыми ногами, обнаженных до самой попы и подошла ближе. Неожиданно опустилась на колени и взяла Владимира за правую руку.
- Я вот все думаю о предстоящем семестре, об экзамене, Владимир Сергеевич. Даже не знаю, что Вы потребуете от меня за пятерку в зачетке…

Положив его руку себе на плечо, она медленно погладила себя его ладонью опуская ее под платье, до груди. Бретелька упала с плеча.
- Да уж проблема, - ответил он в тон, с удовольствием сжимая упругую грудь ладонью. – Я еще не думал об этом… – сказал и в свою очередь левой рукой коснулся плеча девушки, снимая бретельку и кладя ладонь на вторую грудь. - Но я же предупреждал, что ты легко не отделаешься.

Теперь он ласкал обе груди. Сарафан сполз, и Глазкова стояла перед ним на коленях с обнаженной грудью. Но казалось она не беспокоилась, а закрыв глаза наслаждалась лаской.
- Я помню, Владимир Сергеевич, - кротко ответила она, возбужденно дыша. – Может, Вы со мной дополнительно позанимаетесь? Можно даже сейчас… Все равно у Вас жены нет, живете один, никто не мешает… - и многозначительно провела пальцем по ощутимому бугру на ширинке. paprikolu.com
- Вот даже как? Откуда такие сведения? - лениво удивился Владимир, продолжая мять ее грудь. Сарафан опустился уже до талии.
- Я всю неделю следила за Вами, - она подняла лицо с ангельскими глазами. - Простите меня, Владимир Сергеевич. Но зато я прекрасно помню, как Вам нравится…

Девушка подняла юбку до талии, собирая ее. Трусиков не ней не было.
- Так, да? – кротко смотрела она снизу вверх, стоя на коленях перед ним почти голой.
Зрелище было еще то. Никто бы не остался равнодушным. Владимир оставил грудь в покое. Взял девушку за подбородок.
- Завтра. У меня дома. В восемь. Посмотрим, как ты будешь стараться.
- Очень буду, - пообещала Глазкова и вывернувшись прижалась на секунду губами к его руке.

Метки: Минет, По принуждению, Студенты

Уважаемые случайные посетители, а также постоянные наши порно дрочеры, регистрироваться на сайте вовсе не обязательно. Зарегистрированный чел видит меньше рекламы (всего-навсего)...
Если Вас так заебала реклама, что мешает смотреть наши порно картинки и ролики - можете зарегиться либо войти под своим ВАГИНОМ и ПЕРДОЛЕМ, пардон логином и паролем.

Подрочил? Оставь отзыв!

Имя:*
E-Mail:
Хочу сказать:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введи текст с изображения: *

Разминай здесь свое Дрочило!

Все сексуальные сцены - постановочные и выполняются профессиональными актерами
Всем моделям представленным на фото (видео) на момент съемки исполнилось 18+
Все материалы взяты из открытых источников в интернете
Администрация портала не несет ответственности за материалы, размещенные третьими лицами

Регистрация Онаниста

^